Украина и Грузия, Сирия и Венесуэла — звенья одной цепи



Президент Путин явно рассчитывает на недостаток американской решимости в отношении Венесуэлы. Если эти расчеты оправдаются, то Россия в конечном итоге построит там «сверхновую Кубу». По этой модели Москва уже выстроила отношения с Никарагуа, которую обеспечивает современным оружием. Но даже если там США выиграют, ситуация в мире способна ухудшиться. Их может ожидать ассиметричный ответ на Украине.

Так полагает доктор Иржи Валента, сотрудник нескольких международных мозговых центров, преподаватель Центра военно-морских исследований США. Америка стоит перед лицом двух кризисов.

Первый — в Венесуэле, где президент Николас Мадуро методично ведет страну к катастрофе. Тем не менее, с помощью президента России Мадуро цепляется за власть, как это делал Фидель Кастро в начале 1960-х годов. Стремясь спасти своего союзника, Путин недавно направил туда два бомбардировщика с ядерным оружием. Кроме того, в Венесуэле размещены сотни частных военных подрядчиков, выполняющих секретные миссии для России.

Второй кризис — на Украине. По мнению эксперта, венесуэльский кризис может быть тесно связан с кризисом на востоке Украины. Недавно Путин возобновил политику дестабилизации, направленную на стратегически важный восточноукраинский промышленный город Мариуполь. Украина зависит от экспорта угля, стали и зерна через Мариуполь, который является ключевым экспортным портом для всего Донбасса. Будучи важным железнодорожным узлом и ключевым портом на Азовском море, Мариуполь также может служить сухопутным мостом в Крым.


Путин продолжает стремиться к своей главной цели — не допустить вступления Украины в НАТО и ЕС, ибо Украина — самая геополитически важная страна на западных границах России. Но и для США, со времен Бжезинского, отрыв Украины от России считается приоритетной целью для недопущения возврата к временам СССР и превращения России в региональную европейскую державу. Президент России и его окружение не мыслят строительство евразийской империи без Украины. Крым явился лишь первым шагом для реализации этой стратегии, Донбасс — вторым, а захват Мариупольской области может стать третьим.

По мнению Иржи Валенты, весьма вероятно, что Путин принимает активное участие в венесуэльском кризисе отчасти для того, чтобы обеспечить себе очередной козырь в незатухающей войне на Украине.

Но есть и еще одна причина. Так же, как спасение гибнущего Асада вернуло Россию на Ближний Восток, аналогичная ситуация разыгрывается с Мадуро. Добавление Венесуэлы к Никарагуа и Кубе позволит Путину вновь угрожать США с американского континента, как это было во времена Чили и других левоориентированных латиноамериканских режимов. И, кстати, как и в случае с Сирией, Россия активно сотрудничает с Ираном, который также направляет в Венесуэлу военные миссии.

Как отмечает Валента, который является экспертом в области морской политики, цели Путина отличаются от целей Хрущева и Брежнева, которые вели дорогостоящие войны в странах, не имеющих выхода к морю: Чехословакии, Венгрии и Афганистане. На его взгляд, Путин ищет прибрежные страны с активами, которые он считает стратегически ценными для России. Похоже, Путин хочет вернуть порты, береговые линии, водные пути и прибрежные земли, потерянные Россией во время распада Советского Союза в 1991 году. Это уже было проделано с Абхазией, Грузией, Крымом и Севастополем, где находится военно-морская база. Путин также расширяет военно-морские объекты в сирийском порту Тартус в восточной части Средиземного моря и обосновался на авиабазе в сирийской провинции Латакия.

Валента задается вопросом, как может Россия, страна с валовым продуктом, примерно равным ВВП Нидерландов, эффективно участвовать в стратегической конкуренции с США, крупнейшим технологическим и экономическим центром в мире? Его ответ таков: Путин считает, что ввиду ядерного потенциала России (и Китая) Америка не заинтересована в том, чтобы рисковать крупной ядерной конфронтацией.

Военные стратеги Путина, учитывая скудные ресурсы в момент его прихода к власти, похоже, выдвинули единственно верную военную программу: создание смертоносного, не ориентированного на перевозку войск военно-морского флота и сил специального назначения с целью преобладания в локальных конфликтах. Его стратегия заключалась в разработке гибридных сценариев войны для победы в тех странах, которые не являются членами НАТО. Украина, Грузия и Сирия — и, возможно, в будущем Венесуэла — звенья одной цепи.

Путин извлек несколько уроков из свержения двух своих союзников. Первым был президент Ливии Муаммар Каддафи. Россия не наложила вето на «гуманитарную» интервенцию НАТО против ливийского диктатора, но взамен не получила ничего. Второй урок, когда пророссийский президент Виктор Янукович был свергнут в 2014 году в результате народного восстания в Киеве. На этот раз Путин ответил быстрым вторжением в Крым и поддержкой восстания в Донбассе.

Как считает Валента, Путин мало что может сделать, чтобы спасти режим Мадуро в Венесуэле — карты легли в пользу Америки. Спасти Мадуро не надеются левые ни в Южной Америке, ни в Европе.

Но если Мадуро будет отстранен от должности, Путин может действовать на украинском направлении. На этот раз он может предпринять неожиданную морскую и сухопутную атаку на Мариуполь, установить сухопутный мост из Крыма в Россию и продолжить наращивать свои попытки задушить экономику Украины. Эксперт полагает, что Трампу необходимо принять немедленные превентивные меры, увеличив военно-морскую помощь Киеву. Украинскому военно-морскому флоту следует разрешить арендовать десятки малых судов у стран НАТО, в то время как США могут осуществить быструю программу помощи в восстановлении и расширении украинского флота.

Владимир Поляк, «Детали», по материалам Института «Гейтстоун»,
центра по международной политике ( США).

Другие новости и советы по теме: