Уголь с захваченных шахт Донбасса попадает в Турцию через порт Ростова

В конце марта незаконная организация «Донецкая народная республика» взяла под свой контроль ряд украинских предприятий на неконтролируемой территории Донбасса. Большинство захваченных предприятий принадлежат бизнесмену Ринату Ахметову.

Среди них – активы компании «ДТЭК»: ЧАО «ДТЭК Шахта Комсомолец Донбасса», ООО «Моспинское УПП», ЧАО «ДТЭК ПЭС-Энергоуголь», ООО «ДТЭК Востокэнерго» (ОП «Зуевская ТЭС»), ПАО «ДТЭК Донецкоблэнерго», ООО «Техремпоставка», ООО «ДТЭК Свердловантрацит», ООО «ДТЭК Ровенькиантрацит», ООО «Электроналадка», ООО «ДТЭК Высоковольтные сети» и ООО «ДТЭК Сервис».

«Новости Донбасса» пообщались с руководителем Антикризисного штаба ДТЭК Денисом Диденко о том, в каком состоянии сегодня эти предприятия, куда едет уголь, и кто его продает.

Что сейчас происходит с добытым углем на неподконтрольной территории?

Четыре месяца назад, когда были захвачены предприятия, шахты, мы поставили цель – не допустить и всячески препятствовать проникновению на украинский рынок этого антрацитового угля, за который не уплачено ни одной копейки налогов в украинский бюджет.

Ввоз этого антрацита в Украину, по моим личным оценкам, является малореалистичным, поскольку, в том числе, и по нашим обращениям государственная фискальная служба и ее таможенные органы на границе тщательно проводят отбор проб, проверяют сертификаты происхождения на тот уголь, который заводится в Украину с территории Российской Федерации.

Его проверяют по содержанию серы, что является идентифицирующим признаком, позволяющим отличить угли Донбасса от углей Кузнецкого бассейна. В Кузбасс (район добычи угля в Российской Федерации, – прим. ред.) сера не высокая – до 0,5-0,8 процентов. По процентному содержанию серы можно установить месторождение угольного пласта. Но не с точностью до лавы или шахты, потому что угли идут в смеси с разных шахт – а это уже продукт обогащенный.

На теме того, что в Украину могут легально завезти уголь из Донбасса под маркой российского или импортного угля, можно поставить крест. Таможенная служба отслеживает.

На зарубежные рынки, а это – страны Черноморского и Средиземноморского бассейна, уголь с неподконтрольной территории может «просачиваться» через территорию Российской Федерации. Все зависит от изобретательности тех лиц, которые пытаются наладить его вывоз. Теоретически это возможно. Судя по железнодорожной статистике, ежемесячно оттуда (с территории неподконтрольных районов Донбасса) выезжает порядка 200 тысяч тонн угля. Россия по-прежнему считает границу с неконтролируемыми территориями украинской и «показывает иморт» (отображает цифры в открытой статистике, – прим. ред.). Примерно, половина идет транзитом через территорию Российской Федерации – через порт Ростов часть угля идет в Турцию. На реке Дон есть небольшой неглубоководный порт, который позволяет лодкам до 5 тысяч тонн вывозить уголь. Часть угля находит своего конечного потребителя на территории России. Хотя там сегодня не так остро чувствуется потребность в антраците. Крупных потребителей антрацита в России можно пересчитать по пальцам. Я знаю одного крупного потребителя – Новочеркасская тепловая электростанция (Новочеркасская ГРЭС).

Как уголь с неконтролируемой территории попадает в Россию?

В СМИ давно муссируется такое предприятие, как «Внешторгсервис» – юридическое лицо, зарегистрированное по законам Южной Осетии. Я склонен верить в то, что юридическое лицо существует и через него реализуется уголь с ОРДЛО.

А можно ли без участия Украины принять товар из Украины?

Они понимают, что в Украине никто не осуществлял проверку данного груза. Но груз есть, декларации заполнены, я так полагаю, что оснований для отказа они не видят.

Есть ли возможность потребовать международных санкций в связи с такой ситуацией?

Если мы говорим о санкциях за торговлю товарами с резидентами неконтролируемых территорий, то такие санкции в Европе и США есть. Но за рамками этих стран никто не накажет, то есть в России все допустимо.

Можно ли привлечь к ответственности тех, кто покупает этот уголь?

Можно привлечь покупателя, но надо учесть две составляющие: в какой стране привлекать его – нужно быть уверенным, что ты как истец будешь услышан и адекватно воспринят, а не так, как хотелось бы им. Это первое условие и Российская Федерация под эти условия, по моему личному убеждению, вряд ли подпадает. Второе условие – это обладание достаточной доказательной базой, которая бы свидетельствовала, что реципиенты продукции купили уголь сознательно.

Сегодня в Украине открыты уголовные производства. У нас остался уголь на складах на той территории – это порядка 430 тонн антрацита в пересчете на концентрат. Этот ресурс арестован. Я не питаю иллюзий, что он остался на складах и думаю, что его вывезли в ту же самую Турцию. Для того, чтобы его истребовать, необходимо собрать большой перечень документов, чтобы свидетельствовать о том, что после пересечения границы с РФ он отправился к конкретным приобретателям.

Плюс нужно доказать злой умысел этого приобретателя. Для этого мы заблаговременно направили более 30 писем уведомлений потенциальным покупателям этого угля в Средиземноморском регионе, а также морским портам и сюрвейерам, сообщили о том, что мы пострадали от преступления и сведения об уголовных делах внесены в госреестр, о том, что весь уголь, который там оставался и будет добыт в будущем, арестован и является криминальным. Мы предупредили всех заинтересованных покупателей о том, чтобы они тщательнее проводили проверку, отбирали пробы, проводили анализ и при возникновении каких-то сомнений обращались к нам. Это программа максимум. А программа минимум – чтобы требовали сертификаты происхождения товара.

Кто-то обращался уже?

Несколько испанских портов сообщили, что как только они увидят что-то подозрительное, то сообщат. Для того, чтобы создавать нужное информационное поле и поддерживать осведомленность потенциальных покупателей, мы используем дипломатические каналы через министерство иностранных дел.

Какой была ранее месячная добыча угля?

В 2016 году наши 3 добывающих предприятия ДТЭК – Ровенькиантрацит, Свердловантрацит, Шахта Комсомолец Донбасса произвели 8 млн тонн угля

То есть пока речь не идет о глобальном сбыте?

Может, 200 тыс. тонн в месяц это и есть их глобальный сбыт. Одно дело, на что-то рассчитывать, а другое дело – реальность. Я считаю, что такой уровень сбыта – это яркое свидетельство того, что не нашлосьдостаточного количества покупателей которые бы приобретали уголь в обход потенциальных санкций, несмотря на его цену.

Если уголь предлагают по цене порядка 50-55 долларов за тонну, то это намного дешевле, чем на мировом рынке. Понятно, что это бизнес привлекательный, особенно, если говорить о распродаже того, что осталось на складах либо о добыче угля без соблюдения норм охраны труда и социального пакета. Копать «понарошку» и продавать его «в черную». Понятно, что они пытаются привлечь покупателя крупной маржой, ведь можно по-разному маржу выводить: уголь выехал из России по цене 50 долларов, а приехал в Турцию по цене 100 долларов, а разницу 50 долларов оставили на Британских Виргинских островах. То есть, это в том числе и способ отмывания денег. Мы еще в апреле находили в специализированных российских изданиях сообщения о том, что на рынке Турции отмечается спад цен на антрацитовые угли, несмотря на то, что спрос остается прежним. Это может быть связано с захватом угледобывающих предприятий на востоке Украины.

Сколько людей сократили на предприятиях в связи с захватом?

Все началось в конце февраля, когда менеджмент начали вызывать на «беседу» (я уже не помню, как назывался этот орган) и вручать приказы о проведении инвентаризации имущества на наших предприятиях. Тогда же начали появляться в их квазигосударственных реестрах записи о создании юридических лиц с такими же названиями, как у наших. Вместо частного акционерного общества «Комсомолец Донбасса» появилась «госпредприятие». Мы не дети дошкольного возраста. Мы два факта сопоставили и поняли, к чему все это ведет. Этому также предшествовали настоятельные требования уплачивать налоги в местные бюджеты «республик». Тогда мы поняли, что не получится продолжать деятельность на той территории по украинским законам – выплачивать зарплаты, уплачивать налоги. Кстати, только за 2016 год в украинский бюджет мы заплатили 4,2 миллиарда гривен налогов за счет работы этих предприятий. Нам потребовалось уволить сотрудников, потому что менеджмент украинских предприятий не мог обеспечивать их работу. Мы не могли более нести ответственность за этих людей и обеспечивать их безопасность. Около 36 тыс. человек были уволены с 13 по 31 марта. Преимущественно, это шахтеры.

Это те, кто не захотел уволиться?

Нет, там действительно были те, кто длительное время отсутствовал. Часть людей там просто пропали без вести. Мы предложили работникам переехать вместе с компанией на контролируемую территорию. На тот момент поступило 670 обращений. Из тех, кто обратился, решились переехать 354. На каком-то этапе многие обратившиеся передумали – не все могли сорваться и уехать. В итоге были трудоустроены 302 человека. На данный момент продолжается поиск работы 52 людям.

В то же время, с захватом наших предприятий мы потеряли возможность выполнить часть обязательств перед уволенными сотрудниками, в том числе в связи с утратой имущества, доступа к базам данных и деловодству.

С точки зрения той территории, прием людей на неконтролируемой территории происходил как перевод. Филиалы «Внешторгсервиса» фактически переманивали персонал. Зарплата осталась на том же количественном уровне, только гривны перевелись в рубли. Деноминация произошла в два раза. Позднее мы отследили, что начали появляться объявления с призывом вступать в ряды «народной милиции ЛНР».

Их развешивали в административных корпусах шахт, то есть начали привлекать сотрудников к своей активности. При нас такого, конечно, не было. Понятно, что там люди уже не работают тем составом, который был.

Вы отслеживаете эти процессы?

А как? У кого-то остался брат-сват, с которым можно поговорить по телефону, но комплексно картинку никто не увидит. Работа там сокращается, предприятия периодически уходят в простой. Это может привести к тому, что через год без каких-либо подвижек просто будет разорение шахт.

Вы отслеживаете техническое состояние шахт? Или прогнозируете?

Если ничего не инвестировать и не развивать, то рано или поздно эта собственность заставит этих самозванцев бросить это все. А там же подземные выработки, нужно откачивать воду и проводить целый комплекс мероприятий. Если просто взять и бросить, то через несколько месяцев там все затопит и начнется заболачивание местности.

http://novosti.dn.ua/article/6789-v-turcyyu-cherez-rostov-v-dtehk-rasskazaly-kak-ordlo-torguet-uglem

Другие новости и советы по теме: