В России крах сырьевой модели роста – Центробанк

Период бурного роста спроса на сырье, за счет которого экономика России получала валюту и обеспечивала себе потребительский стиль жизни, подошел к концу.

Об этом в интервью журналу ПМЭФ заявила глава Банка России Эльвира Набиуллина.

По ее словам, общие темпы роста мировой экономики замедляются, причем “явных локомотивов”, которые бы предъявляли бы повышенный спрос на традиционные товары российского экспорта – нефть, газ и металлы, – просто нет.

“Раньше эту роль играл Китай, но теперь экономический рост в нем замедлился и меняет свое качество – это рост за счет потребления, а не экспорта или инвестиций, и скорее всего, этот рост будет более энергоэффективным”, – сказала Набиуллина.

“При этом предложение энергетических товаров увеличилось: развилась добыча сланцевой нефти и газа, наблюдается глобальный переизбыток мощностей в металлургии и т. д. Поэтому можно говорить не только о конце нефтяного, но и в целом о конце сырьевого суперцикла”, – делает вывод глава ЦБ.

Для российской экономики, 80% валютных доходов которой обеспечивает сырьевой экспорт, эта ситуация является серьезным вызовом: от нефтедолларов зависит рост не только нефтяного сектора, но и тех отраслей, которые существуют за счет “прокрутки” нефтяной выручки в стране – например, торговли, импорта или строительства, объяснила Набиуллина.

Рост цен на сырьевых рынках долгое время поддерживался политикой мировых центробанков, напомнила она. Скупая активы, ЦБ провели эмиссию 4,5 трлн долларов за последние 8 лет – приток этих денег на рынки вызвал ралли рисковых активов, в том числе нефтяных котировок и цен на промышленные металлы.

Но ФРС США уже закрыла программу количественного смягчения, а Европейский центробанк может сделать то же самое в ближайшие годы – в результате сырьевым рынкам грозит волатильность, предупредила Набиуллина.

В этих условиях внутренние резервы роста в России, по ее словам, также крайне ограничены: безработица (а, соответственно, и уровень не задействованных трудовых ресурсов) – на историческом минимуме, а загрузка производственных мощностей, наоборот, близка к историческому максимуму.

“Основные резервы для роста сейчас находятся в повышении эффективности компаний как в государственном, так и в частном секторе, снижении издержек, повышении качества управления, росте производительности труда, инвестициях, в появлении новых малых и средних предприятий и создании условий для их роста”, – заявила Набиуллина.

По данным ЦБ, в 2016 году объемы ненефтегазового экспорта из России упали на 10%, до 128,3 млрд долларов и стали минимальными за 7 лет.

В первом квартале 2017-го статистика зафиксировала рост на 18%, до 32,1 млрд долларов, что, однако, соответствует уровню 2011 года.

Другие новости и советы по теме: