В Австрии сбежавшая от маньяка Наташа Кампуш купила дом своего садиста

Наташи Кампуш.

История, напоминающая сценарий триллера, началась в пригороде австрийской столицы в далеком 1998 году, когда безработный Вольфганг Приклопил увез 10-летнюю школьницу Наташу Кампуш в своем фургоне. Поиски похитителя по горячим следам успехом не увенчались. Никто не верил, что девочка однажды вернется домой. Но в августе 2006 года 18-летняя Наташа сбежала от мужчины, удерживавшего ее в заточении 8 лет

 

12 лет назад ее история потрясла мир. Наташа сумела сбежать от маньяка, который долгие годы держал ее в подвале. И вот теперь она снова, уже по собственной воле, вернулась в дом ужасов.

Дом, в котором… Обычный для австрийской глубинки коттедж. Кованые ворота, много зелени вокруг. Здесь происходила ужасная история. Ее история. Она делает шаг в прошлое.

Август 2006 года. Полиция ведет к машине девушку. Ее лицо скрывают от прессы и от солнца. Восемь лет маньяк-педофил удерживал Наташу Кампуш в подвале дома. Она отвыкла от яркого света.

Наташу похитили, когда ей было 10 лет, по пути в школу. Это был мужчина Вольфганг Приклопил, 36 лет. И для девочки начался ад. Педофил издевался над ней, ежедневно избивал, намеренно ломал кости, брил наголо. Топил в тазу, когда что-то не нравилось в ее поведении. Выключал в подвале свет и кондиционер — Наташа задыхалась.

«Все эти годы самым страшным для меня было чувство, что ты бессильна, что тебя никогда никто не найдет, что ты проживешь в этой мышиной норе до самой смерти», — говорит жертва маньяка.

Тот самый подвал. Крохотная потайная комната. Кровать, полки и больше ничего. Девушка провела здесь три тысячи девяносто шесть дней. И ее не нашли… Она сама вырвалась.

Казалось бы, тогда, 10 лет назад, все закончилось. Но на этой неделе стало известно: Наташа выкупила дом, где ее мучили — последнюю долю у матери своего похитителя. Сам он бросился под поезд в день ее побега. До этого девушка несколько лет судилась за право собственности, и это выглядело весьма необычно.

«Человек возвращается как бы на место преступления для того, чтобы компенсировать какие-то свои проблемы. Может быть, это некий такой способ снятия этих проблем за счет того, что я теперь владелец этого дома, то есть я на месте того, кто меня держал, тут насиловал и так далее», — комментирует ситуацию руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья Сергей Ениколопов.

Это «стокгольмский синдром», считают психологи, одно из проявлений. Заложник испытывает симпатию к похитителю. После освобождения Наташа Кампуш говорила, что иногда обнимала своего мучителя — ей нужен был кто-то рядом. Обмолвилась: Вольфганг Приклопил держал ее в заточении, зато она не начала курить. Он дарил ей подарки на Рождество и даже изредка водил гулять в город.

«Человек не может жить долго в страхе и человек не может долго жить в этом сопротивлении. Мы начинаем адаптировать ту ситуацию, в которой мы находимся. И в процессе этой адаптации мы часто начинаем испытывать сентиментальные даже чувства по отношению к нашему истязателю», — поясняет психолог Елена Фейгин.

«То, что Наташа говорит о Вольфганге сегодня, не особо отличается от того, что она говорила о нем 10 лет назад, она всегда считала его преступником», — говорит журналист Кристоф Фоерштайн.

Австрийский журналист Кристоф Фоерштайн первым брал интервью у Наташи. Они поддерживают связь. Он снял про нее документальный фильм. Тогда и сейчас. Разобрался, что у нее в душе.

«Плен длился восемь лет. Наташа выросла из маленькой девочки в девушку. Она выдержала, потому что она подстроилась под своего мучителя. Подыгрывала ему, вошла в доверие, чтобы создать ощущение близости. Конечно, за это время сложились какие-то отношения. Но она его не защищает, нет никакой симпатии», — продолжает журналист.

Забыть невозможно. Все десять лет Наташа пытается что-то сделать с пережитым. Она не замкнулась. Дала сотни интервью — все за деньги. Написала книгу — тираж разошелся в считанные дни. По книге сняли художественный фильм «3096 дней» (режиссер Шерри Хорман, Constantin Film, 2013 год). Кстати, в первые дни после освобождения у Наташи появился пиар-менеджер, как директор у эстрадной звезды.

«Знаете, ей было интересно готовиться к интервью. Ей важно, как она выглядит перед телекамерой. Она хотела произвести впечатление», — вспоминает специалист со связям с общественностью Экер Дитмар.

Общество разделилась. Как можно зарабатывать на собственной трагедии?! С другой стороны: если весь этот ужас был в ее жизни — пусть хотя бы окупится. Тем более, австрийское правительство не выделило Наташе на реабилитацию ни единого евро.

Сейчас Наташе 30 лет. Она не замужем, друзей мало. Зато много тех, кто упрекает: сама спровоцировала похищение. Кто обвиняет: якобы родила от своего похитителя ребенка и убила его. На нее даже нападали на улице.

Раз в месяц Наташа Кампуш приходит в свой дом, с призраками прошлого. Подвал, в котором ее запирал маньяк-педофил, залили бетоном. Ей осталось избавиться от него внутри себя.

1 тв.ру

 

Дом, полный призраков

Кампуш, написавшая о заточении уже две книги, не берется комментировать мотивы своего тюремщика, замечая, что она не психиатр. Зато рассказывает, чем руководствовалась, приобретая дом Приклопила. Она отчаянно не хотела, чтобы жилье маньяка оказалось в чужих руках и дом превратился в место паломничества для странных людей, в глубине души восхищающихся самим психопатом, или в страшный аттракцион для тех, кто хочет пощекотать нервы. Несмотря на то, что Наташе, по ее собственным словам, тяжело находиться внутри здания, она регулярно приезжает в Штрассгоф. Кампуш уверяет всех, что простила своего мучителя, чтобы освободиться от балласта прошлого, но все ее поступки говорят о том, что Приклопил все еще занимает одно из самых важных мест в ее жизни. Даже глобальную перестановку в доме девушка делать не стала. Разве что избавилась от темницы, в которой провела 8 лет жизни. И то не по собственной воле. Власти прислали официальное письмо о том, что в ее владениях была сделана несанкционированная перепланировка, и помещение, где прошло ее заточение, предстоит ликвидировать… Деньги и немного любви Наташу многие не любят за то, что она делает деньги на собственной трагедии. Источники ее дохода пересчитать несложно — эксклюзивные интервью (первое телеинтервью принесло ей 600 тысяч евро), две книги, снятый на основе реальных событий фильм… Но Кампуш, когда ее прямо спрашивают о том, каково это — монетизировать свою ужасную историю, всегда задает встречный вопрос: «Если не я, то кто же должен на ней разбогатеть?».

С личной жизнью у Наташи все не так радужно, несмотря на то, что дважды в неделю она ходит к психотерапевту. Сама девушка уверяет, что «способна на отношения», однако признает, что ей сложно знакомиться с новыми людьми. Что-то нам подсказывает, что реализовать эту свою способность она сможет только тогда, когда окончательно избавится от мрачных теней прошлого. Но можно ли это сделать, превратив дом монстра в место памяти?

Другие новости и советы по теме: