США осуждают Россию за помощь Асаду в подготовке наступления на Идлиб

Помпео и Лавров обменялись комментариями, говорящими о нарастании напряжения между Вашингтоном и Москвой по сирийской проблеме

Соединенные Штаты и Россия на уходящей неделе уделяли много внимания кризису в Сирии, подходя к нему с явно разных сторон: если Вашингтон заявлял о недопустимости гуманитарного кризиса в сирийской провинции Идлиб, на которую готовится наступление войск режима Башара Асада, то Москва, напротив, всячески приветствует военное развитие внутрисирийского конфликта, говоря о праве руководства Сирии на силовые действия.

В момент, когда наступление войск Асада на Идлиб может начаться в любой момент, Россия объявила о проведении в непосредственной близости от сирийских берегов учений своего Военно-морского флота и Воздушно-космических сил. По сообщению пресс-службы Министерства обороны России, к учениям, которые будут проходить с 1 сентября, «привлекаются корабли Северного, Балтийского, Черноморского флотов и Каспийской флотилии, а также самолёты дальней авиации», и в этих маневрах «примут участие 26 боевых кораблей и судов».

Западные военные аналитики рассматривают эти учения как помощь наступлению сирийской армии на вооруженную оппозицию, обеспечение ее данными ПВО и даже возможное участие в этом наступлении российской авиации.

Российский МИД загодя обвинил организации, оппозиционные режиму Асада и отслеживающие события в Сирии, в подготовке инсценировки химической атаки правительственных войск. Российские дипломаты в середине недели публиковали в Твиттере подложные фотографии якобы съемок «Белыми касками» последствий химической атаки, которые на самом деле оказались свидетельством съемочного процесса пропагандистского фильма, уже сделанного по заказу правительства Сирии. Подлог широко обсуждался в соцсетях, но российский МИД его никак не комментировал.

Министр иностранных дел Сергей Лавров в пятницу также заранее оправдал действия армии Асада: «У нас никаких нет планов скрывать то, что мы будем делать в поддержку сирийского правительства, которое освобождает свою землю от террористов, создает условия для того, чтобы граждане Сирии поскорее могли вернуться к своим очагам».

На эти слова российского министра ответил в Твиттере госсекретарь США Майкл Помпео: «Сергей Лавров выступает в защиту сирийского и российского наступления на Идлиб… США рассматривают это как эскалацию и без того опасного конфликта. 3 миллиона сирийцев, которых уже заставили покинуть свои дома, и которые сейчас находятся в Идлибе, пострадают от этой агрессии».

Между тем, когда год назад на саммите «Группы двадцати» в Гамбурге произошли первые длительные переговоры между президентом США Дональдом Трампом и российским лидером Владимиром Путиным, одной из немногих сфер, где были достигнуты договоренности, стала сирийская проблема. Оба президента тогда рассказывали журналистам о прекращении огня в юго-западной части этой страны, а также о разработке шагов урегулирования конфликта с привлечением Иордании и Израиля.

Означает ли нынешняя позиция Москвы, поддержавшей готовность Асада установить контроль над всей сирийской территорией военными средствами, что она больше не намерена договариваться с Вашингтоном и Западом вообще по Сирии? Чем на это ответят США?

Сет Джонс: США, скорее всего, не будут вмешиваться в ситуацию военным путем

Директор проекта «Транснациональные угрозы» в Центре международных стратегических исследований Сет Джонс считает, что на самом деле напряжение между США и Россией по вопросу того, что делать в Сирии, всерьез не спадало никогда: «Я думаю, что считать договоренности в Гамбурге чем-то переломным было бы слишком оптимистично. Да, некоторые шаги были сделаны, но я общался с людьми, которые находятся на месте, действуют там в тактическом и техническом плане, и они говорили мне, что напряженность в контактах по Сирии не спадала никогда. Вашингтон был в поисках своей стратегии в Сирии и в процессе решения, оставлять ли там силы, а Россия всегда в открытую поддерживала действия Асада. Это ставило две стороны друг против друга».

Эксперт в интервью Русской службе «Голоса Америки» отмечает, что некоторые договоренности Трампа и Путина по Сирии были эффективными: «Мы помним, что стороны смогли договориться о контроле зон вдоль Евфрата, Россия взяла на себя то, что происходит на западном берегу, а США – на восточном, и что было много двусторонних контактов – США и Израиля, России и Израиля, России и Ирана. И какие-то из этих переговоров были эффективными: в частности, было достигнуто понимание, что Россия как минимум не будет как-либо действенно реагировать на удары израильтян по иранским подразделениям в Сирии. США были относительно довольны тем, что русские услышали озабоченность Израиля в отношении «Хезболлы» и других шиитских вооруженных групп, находящихся вблизи от Голанских высот».

По словам Сета Джонса, он заметил, что «в последние два месяца российские медиа типа ТАСС или «Sputnik» стали публиковать множество обвинений в адрес США, что те оказывают помощь «Исламскому государству», «Джебхат ан-Нусре» и другим джихадистам, что не является правдой».

Эксперт Центра международных стратегических исследований почти уверен, что США воздержатся от прямого военного вмешательства в ситуацию вокруг Идлиба: «Я думаю, никаких военных акций не будет. Скорее всего, будет публичное осуждение того, что происходит, будут также попытки повлиять на ситуацию по дипломатическим каналам, будет выражение озабоченности нарушениями прав человека и гуманитарной ситуацией. США иногда предпринимали военные акции на северо-западе Сирии, в частности, против «Джабхат ан-Нусры», но в основном действовали в восточной Сирии. На западе страны активны Россия и Сирия, и сейчас речь идет о западе Сирии».

Однако, по мнению Сета Джонса, есть вероятность того, что США вмешаются в ситуацию «в случае применения химического оружия и при широкомасштабных нарушениях прав человека – тогда США могут предпринять что-то серьезное».

Джим Филлипс: Россия нарушила договоренности по зонам деэскалации

Эксперт по Ближнему Востоку из Heritage Foundation Джим Филлипс считает, что «напряженность между Вашингтоном и Москвой по Сирии реально возросла потому, что Россия выдвинула целую серию обвинений, явно фальшивых, в отношении сирийской вооруженной оппозиции, якобы готовящей химическую атаку».

«Одно дело – когда вы просто покрываете Асада, использующего химическое оружие, как мы знаем это из предыдущих случаев, и несколько другое – когда вы утверждаете, что повстанцы готовят химическую атаку, и это делается при участии США, потому что США хотят это использовать как повод для удара» — говорит Джим Филлипс в интервью «Голосу Америки».

Эксперт Heritage Foundation полагает, что «если какие-то договоренности и были достигнуты год назад в Гамбурге, то все они уже разрушены». «Было видно, что с самого начала Россия нарушала все свои дипломатические обещания, касавшиеся зон деэскалации. Так что не очень понятно, как от них можно было ожидать, что они будут придерживаться договоренностей относительно зоны деэскалации в Идлибе. Я вообще считаю, что зоны деэскалации были поддержаны Россией для того, чтобы дать сирийскому режиму укрепиться, потому что он был не способен вести войну сразу по всем фронтам, а зоны позволили ему сосредоточится на отдельных направлениях».

Джим Филлипс считает, что Башар Асад, по идее, не должен пойти на применение химического оружия в ходе боев за Идлиб: «Он на грани победы в войне. Зачем рисковать всем и провоцировать США на удар?»

Однако в случае применения химического оружия или очевидных военных преступлений, убежден эксперт, ответ Запада последует: «Удар ответ на химическую атаку будет более сильным, чем в предыдущие годы, и мы помним, что в апреле 2018-го к ударам присоединились Британия и Франция, и было поражено гораздо больше целей».

Другие новости и советы по теме: