Саудовский принц признал право израильтян на землю

Что бы ни происходило за кулисами, очевидно, что между Саудовской Аравией и Израилем идет процесс обмена сигналами. И в этом свете недавние комментарии саудовского наследного принца Мухаммеда бин Салмана американскому журналу The Atlantic могут иметь большое значение.

Отвечая на вопрос, считает ли он, что еврейский народ имеет право на собственное государство, по крайней мере, на части своей исторической родины, наследный принц сказал: «Я считаю, что каждый народ где бы то ни было имеет право жить в своем мирном государстве. Я считаю, что палестинцы и израильтяне имеют право на собственную землю».

Но для обеспечения стабильности и нормальных отношений необходимо мирное соглашение, добавил он.

Такого рода признание права еврейского государства на существование в публичной плоскости нечасто можно услышать от арабских лидеров. Хотя это, конечно, не беспрецедентный случай. Египет и Иордания уже живут в относительном мире с Израилем.

Многие могут спорить с тем, что Арабская мирная инициатива, принятая Лигой арабских государств в 2002 году, действительно ознаменовала поворотный момент в мировоззрении саудовцев.

Она предполагала всеобъемлющий мир на Ближнем Востоке, включая решение целого ряда вопросов: возвращение к линиям прекращения огня, существовавшим до 1967 года, справедливое решение проблем палестинских беженцев и создание палестинской столицы в восточном Иерусалиме.

Действительно, Арабская мирная инициатива отвергалась и снова обсуждалась в течение этих 16 лет, но она, по всей видимости, является единственной прочной основой для соглашения, которое было бы приемлемым для всего региона.

Правообладатель иллюстрацииAFP

Саудовский наследный принц в интервью The Atlantic никак не прокомментировал недавнее насилие в секторе Газа (возможно, интервью состоялось раньше).

Его отец, король Салман, в недавнем телефонном разговоре с президентом США Дональдом Трампом «подтверил твердую позицию королевства по отношению к палестинскому вопросу и законному праву палестинского народа на независимое государство со столицей в Иерусалиме».

Но это, безусловно, не уменьшает значения высказываний его сына Мухаммеда. Ведь именно он возглавляет процесс реформ в королевстве.

Что это значит для израильско-саудовских отношений?

Как всегда решающее значение имеет контекст.

Потепление в отношениях Израиля и Саудовской Аравии продолжается уже некоторое время.

Обе страны расценивали политику администрации Барака Обамы в регионе как слабость перед лицом Ирана и были встревожены этим. Оба государства выступили против иранского ядерного соглашения — Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

И Израиль, и Саудовская Аравия хотят, чтобы против Тегерана, чье влияние распространяется, в частности, в Сирии, принимались более жесткие меры.

Израиль особенно не упускает возможности намекнуть на укрепления диалога с Саудовской Аравией. Эр-Рияд пока был гораздо более сдержанным.

Но высказывания наследного принца вместе с недавним решением Эр-Рияда разрешить полеты Air India в Тель-Авив через воздушное пространство королевства также являются ощутимыми признаками сдвига в Саудовской Аравии.

Но больше ли это, чем просто «враг моего врага — мой друг»? Насколько глубоки на самом деле израильско-саудовские связи? И чего ждать в будущем?

Ответ может быть найден внутри великого плана наследного принца, который хочет добиться кардинальных перемен в Саудовской Аравии.

Но после прочтения его интервью The Atlantic утверждать, что он человек дальновидный — значит чуть ли не недооценивать его.

Его амбиции огромны. Многие будут критиковать то, как он ведет дела — например, ведение войны в Йемене. Но в конечном счете, чтобы реализовать свои амбиции, ему придется существовать в мирном регионе.

Старые проблемы должны быть решены. И это касается в том числе палестино-израильского конфликта, который кажется безнадежным.

Так что израильско-саудовские отношения могут пойти дальше, чем просто объединение против Тегерана или попытки повлиять на администрацию Трампа в Вашингтоне.

Но если они хотят добиться каких-то больших целей, то многое будет зависить от того, как продвигаются реформы принца Мухаммеда.

Добьется ли он успеха в своей собственной стране, не говоря уже о распространении дипломатического влияния в регионе?

Ну и конечно, еще есть Израиль. Сможет ли премьер-министр Нетаньяху воспользоваться дипломатической возможностью? И сохранит ли он вообще свой пост?

Как это часто бывает на Ближнем Востоке, для достижения реального прогресса на пути к всеобъемлющему миру нужно учитывать множество факторов.

Прогноз циника звучит так — не стоит ждать этого, затаив дыхание.

Другие новости и советы по теме: