Российского посла в Турции убили… россияне (расследование)

Последние новости в ракурсе ситуации вокруг Сирии и отношений Москвы со своими ситуативными союзниками – Турцией и Ираном, показывают на то, что, скорее всего, Кремль переиграл сам себя и попал в собственную ловушку, а развитие дальнейших событий грозит ему только одним – выбором меньшего из двух зол. А теперь рассмотрим, что привело к такому состоянию дел, и в какую «многоходовочку» Путина Москва  по серьезному влипла.

И так, по информации «Радио Свобода», в Турции по делу об убийстве российского посла Андрея Карлова задержан глава продюсерской компании Guru Medya. Об этом сообщает газета Hurriyet, а близкое к президенту Турции Реджепу Эрдогану издание Sabah называет полное имя задержанного – Хайреддин Айдынбаш.

По данным журналистов, в ноябре задержанного допросили по подозрению в причастности к «спланированному убийству», а затем поместили под арест.

Айдынбаш — бывший продюсер выходящей на турецком государственном телеканале TRT Avaz программы Eko Avaz, глава издательской группы Guru Medya, издатель журналов «Повестка Евразии» и «Повестка России», а также гендиректор организации Eurasian House, организовавшей в декабре 2016 года в Москве конференцию «Экономический взгляд на турецко-российские отношения».

В свою очередь, издание «Медиазона» нашло аккаунты Айдынбаша в социальных сетях. Из его записей видно, что он путешествовал по странам СНГ и часто бывал в Москве. Айдынбаш также публиковал свою фотографию с Андреем Карловым. После убийства посла он написал: «Пусть земля вам будет пухом, Андрей Геннадиевич!».

Предпосылки к проблемам

Самое интересное, что такая утечка о появлении нового подозреваемого в убийстве российского посла в турецкие СМИ произошла именно после (хотя само задержание было за неделю раньше, - ИС) трехсторонней встречи в Сочи, где 22 ноября прошел саммит по мирному решению сирийского кризиса. За столом переговоров встретились президенты России, Турции и Ирана.

Российские СМИ, которые пытались на каждом шагу проводить параллели с Ялтинской конференцией 1945 года, приравнять «победу» над ИГИЛ к победе над фашизмом, а президентов России, Турции и Ирана ассоциировать со Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом, сообщали: «Три страны успешно работали в астанинском формате — выступали гарантами по договоренностям, в частности, о зонах деэскалации. Теперь Владимир Путин, Реджеп Эрдоган и Хасан Рухани обсудят возвращение всей Сирии к мирной жизни и политический диалог с представителями оппозиции».

Накануне саммита свою приверженность «мирному урегулированию» подтвердил Башар Асад, которого специально привезли в Россию с «рабочим визитом».

Но, по мнению большинства экспертов, встреча в Сочи наоборот показала ворох неразрешимых и тлеющих проблем между «союзниками», которые в ближайшее время, скорее всего, перерастут, как в открытое, так и скрытое противостояние между ними.

Как пишет для издания «Новое время» российский журналист Александр Гольц,«все предпосылки к тому, что Иран, Турция и Россия скоро переругаются, налицо. У российских партнеров по антитеррористической коалиции противоречащие друг другу интересы».

Автор отмечает, что «позиция Анкары грозит сломать главное достижение сочинской встречи — договоренность о созыве в южной столице России Конгресса народов Сирии. Анкара ни под каким видом не желает участия в конгрессе «Демократического союза» — главной организации сирийских курдов, которая контролирует значительную часть территории страны».

«Путин настойчиво убеждал собеседников, что на конгрессе должны быть представлены все сирийские группировки, включая политические, религиозные и этнические. Эрдоган же демонстрировал непреклонность: «Никто не должен ожидать, что мы окажемся на этой конференции под одной крышей с людьми, которые покушаются на национальную безопасность Турции», — указывает Александр Гольц.

Кроме того, по его мнению, «интересы Анкары сталкиваются с претензией Ирана на свою роль в играх с курдами. Так, Эрдоган решительно не желает иранского присутствия в зоне Африна. Рухани между тем жестко настаивал на особой роли (и стало быть привилегиях) своей страны в урегулировании и разделе сфер влияния, указывая на то, что именно Иран первым пришел на выручку Асаду».

Также, следует отметить, что между «союзниками» есть и другие неразрешенные вопросы, и каждый из них играет свою игру в регионе, ситуативно используя друг друга для тех и иных целей, а также пытаясь подставить время от времени.

Поэтому Владимир Путин не просто так нервничает, опрокидывая стул Эрдогана. Судя по опубликованному видео, это произошло, когда Путин, Эрдоган и президент Ирана Рухани завершили совместное выступление для прессы по итогам вышеуказанных трехсторонних переговоров в Сочи.

Путин встал и направился к сидящему слева от него Эрдогану, пожал ему руку и одновременно отодвинул от него стул. При этом стул упал с громким звуком. Эрдоган посмотрел сначала на стул, а потом – на Путина, который спокойно развернулся и ушел в сторону Рухани. К стулу подошел мужчина в штатском и поднял…

Но вернемся к событиям годичной давности, а именно к убийству Андрея Карлова.

Сакральная жертва

Напомним, 19 декабря 2016 года посол России в Турции, 62-летний Андрей Карлов получил смертельное ранение в результате вооруженного нападения в Центре современного искусства в Анкаре, он выступал с речью, и в этот момент в него выстрелил стоявший сзади человек.

Выставка, на открытии которой была совершена атака на посла РФ, называлась «Россия глазами турок». После того как злоумышленник выстрелил в Карлова, он закричал всем: «Убирайтесь прочь!». Как сообщил тогда в своем блоге турецкий журналист Раджеп Сойлу, нападавший на посла говорил по-турецки, и кричал: «Не забывайте об Алеппо!» По версии издания Mirror, преступник кричал: «Мы умирали в Алеппо, а ты умрешь здесь!». Турецкая пресса писала, что за атакой, возможно, стоят исламистские организации экстремистского толка.

Почему кричал про Алеппо? Потому что, накануне убийства Карлова Москва попала под жесточайший международный прессинг за бесчеловечные бомбардировки мирного населения в Алеппо во время так называемого «освобождения от террористов» этого города.

В декабре 2016 года, организация Human Rights Watch (HRW) заявила, что в ходе бомбежек контролируемых оппозицией районов Алеппо коалицией российских и сирийских правительственных сил совершались военные преступления.

По информации HRW, в некоторых случаях авиаудары были заведомо неизбирательными, по меньшей мере по одному медицинскому учреждению удары наносились преднамеренно. Кроме того, использовалось неизбирательное оружие, такое как кассетные и зажигательные боеприпасы.

Сирийская мониторинговая группа «Центр документирования нарушений» зафиксировала гибель в результате бомбежек более 440 гражданских лиц, среди которых больше 90 детей.

И именно тогда, на экстренном заседании Совбеза ООН по трагедии в Алеппо, которое инициировала Франция, уже ушедший в мир иной постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин заявил, что сотни фотографий из Сирии – постановочные, а детей в Сирии «специально посыпают пылью, чтобы выдать их за жертв бомбежек».

Потому что, наращивая террористическое давление, Россия параллельно должна поддерживать в мировых СМИ и с их помощью в мировом общественном мнении образ «жертвы террора», и в такую концепцию очень хорошо ложилось убийство российского посла в Турции в нужный очень нужный для Кремля момент, тем более он очень много знал.

В пользу такой версии событий говорил целый ряд деталей произошедшего. Во-первых, явно постановочный характер действия: первый выстрел в воздух для привлечения внимания, монолог над мертвым телом, который был беспрепятственно произнесен, дальнейшие действия стрелявшего.

Судя по всему, он не был смертником — рассчитывал на то, что его возьмут живым, и имел согласованный с теми, кто направлял его, план своих дальнейших действий и показаний в ходе суда. Трудно сказать, что именно наплели ему те, кто вывел его на огневую позицию. Но можно не сомневаться, что его вели — и вывели в нужное время и в нужное место. Хотя из уст убийцы мы уже ничего не услышим, потому что он ликвидирован турецкими силовиками.

После убийства Карлова, глава МИД России Сергей Лавров сразу же заявил, что «организаторы убийства пытались «подорвать процесс нормализации отношений между Россией и Турцией». Он добавил, что террористам не удастся вмешаться в отношения Москвы и Анкары, а также помешать борьбе с терроризмом в Сирии».

В свою очередь, западные СМИ уже в первые часы после теракта указывали на то, что наиболее очевидным выгодополучателем от гибели Андрея Карлова оказывается Владимир Путин — в свете предстоявшей 21 декабря 2016 года трехсторонней встречи между Россией, Турцией и Ираном в Москве по Сирии. Кроме того, убийство посла вытеснило в новостях информации о военных преступлениях России в Сирии, несколько легитимизировало ее действия с позиции грубой силы, представило пострадавшей стороной.

«Путин будет пытаться извлечь выгоду из своей новой роли в качестве доминирующей силы в Сирии, предлагая более широкие мирные переговоры на встрече в Астане, в которой примут участие Россия, Турция и Иран, — писала тогда «The Guardian». Ранее Путин настаивал на том, что его предложения не будут вступать в противоречие с Женевским процессом, инициированным ООН, взамен лишь дополнят его.

Кроме того, как отмечал обозреватель «The Guardian» Джулиан Боргер,«убийство российского дипломата в Анкаре может сблизить Россию и Турцию». По мнению журналиста, лидеры двух стран приняли срочные меры для предотвращения ущерба международным отношениям.

Более того, во время телефонного разговора Владимира Путина и Реджепа Эрдогана после убийства посла, последний, который оказался в очень и очень неудобном положении, подчеркнул, что сотрудничество двух стран в борьбе с терроризмом должно стать еще более серьезным. А Владимир Путин назвал убийство Андрея Карлова провокацией, призванной дестабилизировать российско-турецкие отношения.

Но западным СМИ и экспертам не удалось уделить больше внимание событиям вокруг убийства Карлова и анализу ситуации, потому что параллельно с убийством российского посла Карлова в Анкаре произошел очередной кровавый теракт в Европе – в Берлине по аналогии и сценарию теракта в Ницце, который полностью забил информационное пространство. Совпадение? Не думаем.

19 декабря 2016 года грузовик-фура с полуприцепом въехал на заполненную людьми территорию рождественского базара на площади Брайтшайдплац в берлинском районе Шарлоттенбург. В результате наезда под колесами фуры погибло 11 человек, еще более 50 посетителей получили ранения различной степени тяжести. Ответственность за теракт взяла на себя ИГИЛ. В результате осмотра брошенного грузовика полиция вышла на подозреваемого — 24-летнего тунисца Аниса Амри, который спустя пять дней — 23 декабря был убит недалеко от итальянского Милана в ходе перестрелки с местными полицейскими.

И, как всегда, прозвучали дежурные российские призывы к совместной борьбе с ИГИЛ, в том числе и со стороны Путина. «Мы-то готовы, вы знаете. Надеюсь, что последние трагические события, в том числе и в Германии, будут побуждать наших партнеров теснее работать вместе с нами по этому важному для всех направлению», — заявил российский лидер после вышеуказанного теракта. Также, Путин тогда отметил: «санкции и другие ограничения разъединяют государства и не дают объединять усилия в борьбе с общим злом — с терроризмом. И мы пропускаем удар из-за этого — и мы, и они».

Турция быстро списала убийство на происки сторонников Фетхуллаха Гюлена. Российский сенатор Франц Клинцевич заявил, что «за убийством Карловавполне вероятно стоят представители внешней секретной службы НАТО».

Таким образом, к трехсторонней встрече лидеров РФ, Ирана и Турции в оборот были вброшены три взаимодополняющие версии: турецкая — о том, гюленовцы пытаются поссорить Турцию и Россию, российская — об организации убийства Карлова спецслужбами Запада, то есть США, с целью сорвать миротворческие действия триумвирата в Сирии. А также мести Москве за взятие Алеппо от ИГИЛ, которого, кстати, там вообще не было.

Затем, на фоне и под знаком гибели российского посла в Анкаре, 21 декабря 2016 года в Москве состоялась трехсторонняя встреча министров иностранных дел России, Ирана и Турции, на которой принято совместное заявление по согласованным мерам, направленным на оживление политического процесса с целью прекращения сирийского конфликта.

Как писали российские СМИ, готовность Анкары решать региональные проблемы рука об руку с Москвой и Тегераном указывает на зарождение новой геополитической парадигмы на Ближнем Востоке. Глава МИД РФ Сергей Лавров тогда отметил, что формат Россия-Иран-Турция наиболее эффективен для сирийского урегулирования.

Но, в дальнейшем, на свет стали мало-помалу всплывать детали, подтверждающие версию о российском следе в убийстве Карлова. Так, выяснилось, что у убийцы Карлова, Мевлюта Алтынташа, была любовница-россиянка, которая выехала в Москву из Турции незадолго до теракта. Обнародование этой информации вызвало недовольство как в Москве, так и в Стамбуле. Журналистам в Турции тут же запретили освещать расследование убийства Карлова, а российские СМИ начали просто что-то лепить на упреждение.

Вместо эпилога

Теперь, подводя итог вышеизложенному, отметим, что год назад, использовав гибель российского посла в Анкаре, Кремль одновременно решил две задачи – убрал на время из международной повестки свои военные преступления в Алеппо, а также по горячим следам загнал Эрдогана, не оставив ему даже время на раздумья, в выгодные для России рамки по дальнейшему «мирному урегулированию в Сирии». Но в Москве, наверное, забыли, что на Востоке такие вещи не прощают, и рано или поздно наносят ответный удар и в очень ненужный момент.

Поэтому, появление новости об аресте нового подозреваемого в убийстве российского посла в Турции в прошлом году, вроде как организатора убийства, сразу же после окончания встречи в Сочи, по результатам которой Эрдоган не согласен с предложенной ему в дальнейшем ролью в Сирии и, вообще, с позицией «союзников», указывает на следующее.

Турецкая сторона послала в Москву четкий сигнал, что если ее условия не будут приняты, то расследование может выйти и на настоящих заказчиков убийства посла – российские спецслужбы, хоть последние и совершали теракт «чужими руками», и произойдет утечка в СМИ.

Кроме того, такой сигнал усилен указанными в начале статьи моментами, которые уже накопали и озвучили СМИ, что задержанный Айдынбаш был знаком с Карловым лично, а также бывал в Москве в силу своей профессиональной деятельности, связанной с Россией, а также очень ратовал за восстановление двусторонних отношений между двумя странами, что даже проводил конференции в российской столице.

Но если Москва примет условия Анкары или пойдет на нужные ей уступки, то следствие и дальше будет рассматривать ранее озвученные версии, связанные с Гюленом и исламистами.

Тем более, что, как отмечают некоторые турецкие СМИ, Хайреддин Айдынбаш до этого, вроде как, задерживался в рамках проводимого прокуратурой Стамбула расследования по делу организации оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена (FETO). Тогда он бы признал, что однажды относился к данной группе, однако, по его словам, прервал все контакты с ней еще в 2008 году.

Так что, теперь наблюдаем, какое из зол Путин посчитает меньшим. Но, с учетом уже провозглашенной и присвоенной «победы» над ИГИЛ в Сирии, к которой в реальности Москва не имеет никакого отношения, а также грядущих выборов, конечно же, появления информации о причастности Кремля к смерти Карлова будет неоднозначно воспринята даже самым «ватным» электоратом.

А что уже говорить о представителях российского дипломатического корпуса, каждый из которых мысленно, но начнет на себя примерять «сакральную рубашку» Карлова, особенно, в ракурсе недавнего происшествия после саммита в Дананге – странная смерть заместителя директора департамента государственного протокола МИД РФ Сергея Барашкова, которого 8 ноября нашли в заполненной водой ванне.

В свою очередь, супруга задержанного турецкого журналиста, считает, что ее муж невиновен и за его арестом стоят силы, которые стремятся поссорить Россию и Турцию.

«Задержание и предъявление таких обвинений Хайреддину Айдынбашу, известному в Турции и России журналисту, который даже в самые трудные времена выступал за развитие российско-турецких отношений и скорейшее преодоление двустороннего кризиса, направлено на то, чтобы вновь поссорить Россию и Турцию. Мы не знаем, кто за этим стоит, но мой муж задержан совершенно незаслуженно», — заявила Екатерина Айдынбаш.

Но здесь стоит не согласиться с Екатериной, потому что ссора может произойти только в одном случае, если кто-то в Москве просто проигнорирует посланный сигнал из Анкары.

В тоже время, 25 ноября в посольстве России в Анкаре открыли бюст погибшего Андрея Карлова, сообщает агентство «Анадолу».

По данным СМИ, в церемонии открытия бюста приняли участие посол РФ в Турции Алексей Ерхов, вдова дипломата Марина Карлова, глава управления двусторонних политических связей МИД Турции Шефик Вурал Алтай, а также мэр Анкары Мустафа Туна и сотрудники зарубежных дипмиссий.

Мэр Анкары отметил, что «нельзя переоценить вклад Карлова в развитие российско-турецких отношений, особенно во время их кризиса, когда дипломат прилагал максимальные усилия для его урегулирования». Подлая пуля была направлена не только в посла, но и в российско-турецкую дружбу. Несмотря на трагедию, наши отношения крепнут и развиваются».

Спротив

Другие новости и советы по теме: