Приемная дочь Вуди Аллена обвинила его в сексуальном насилии над ней и второй дочерью

В конце 2017 года приемная дочь актрисы Мии Фэрроу и режиссера Вуди Аллена (а также сестра автора расследований о Харви Вайнштейне в журнале The New Yorker Ронана Фэрроу) Дилан Фэрроу опубликовала открытое письмо в The Los Angeles Times — где напомнила, что еще в 1992 году обвинила Вуди Аллена в сексуальном насилии. Фэрроу обратилась к Голливуду с вопросом, почему это не повлияло на репутацию режиссера, хотя следствие нашло основания для обращения в суд, а актрисы, выступающие против домогательств, продолжают сниматься в фильмах Аллена. «Медуза» рассказывает историю Дилан Фэрроу — и как на ее обвинения отреагировали в Голливуде.

15 неизвестных минут

«Когда мне было семь лет, Вуди Аллен взял меня за руку и повел на темный чердак на втором этаже нашего дома. Там он сказал мне лечь на живот и играть с железной дорогой моего брата. А потом он совершил надо мной насилие. Пока он это делал, он говорил мне, что я хорошая девочка, что это наш общий секрет, мы поедем в Париж и он снимет меня в кино. Я помню, как игрушечный поезд ездил передо мной кругами».

Так начиналось открытое письмо 28-летней Дилан Фэрроу,опубликованное в блоге журналиста и лауреата Пулитцеровской премии Николаса Кристофа на сайте газеты The New York Times в 2014 году. Это был первый раз, когда Дилан Фэрроу публично рассказала о том, как помнит события, случившиеся еще в 1992-м.

4 августа 1992 года Вуди Аллен пришел в дом своей бывшей жены (официально они в браке не состояли), актрисы Мии Фэрроу — навестить детей, пока она ходит по магазинам. В доме в этот момент находились две няни. Позже одна из них расскажет, что в этот день Вуди Аллен и Дилан Фэрроу исчезли куда-то на 15-20 минут, и их никто не видел. Другая дала показания, что видела Аллена с девочкой на диване: он лежал, положив голову ей на колени, а она безучастно смотрела в сторону телевизора.

За полгода до этого Миа Фэрроу и Вуди Аллен расстались, прожив вместе 13 лет и поработав вместе над 13 фильмами. Это случилось после того, как Миа Фэрроу обнаружила у Аллена полароидные снимки обнаженной Сун-И — 21-летней приемной дочери Фэрроу (позже ставшей женой Вуди Аллена) — и узнала об их отношениях.

Когда Миа Фэрроу вернулась домой 4 августа 1992 года, семилетняя Дилан спросила у нее, делал ли папа Мии Фэрроу с ней то же, что Вуди Аллен делал с Дилан на чердаке (девочка рассказала во время расследования, что приемный отец засовывал палец ей во влагалище). По совету своего адвоката Миа Фэрроу не стала обращаться в полицию, но сообщила о случившемся педиатру; уже он, в свою очередь, известил полицию о предполагаемом сексуальном насилии.

Дилан Фэрроу с приемной матерью Мией Фэрроу на приеме журнала Time в 2016 году
Splash News / Vida Press

Слишком травматичный процесс

Спустя неделю после происшествия и начала расследования Вуди Аллен подал в суд на Фэрроу, требуя передать ему полную опеку над их общим биологическим сыном Ронаном, а также над двумя приемными детьми — Дилан и Мозесом. Режиссер утверждал, что актриса пытается использовать Дилан как оружие мести, придумав всю историю о сексуальном насилии и внушив ее девочке. К такому же выводу пришел и главврач клиники сексуального насилия над детьми при больнице Yale — New Haven в Коннектикуте, проводившей психологическую экспертизу по запросу полиции. Задачей врачей было установить, способна ли семилетняя Дилан адекватно воспринимать происходящее и подтвердить свои показания в суде — однако они сделали более широкий вывод о несостоятельности ее утверждений.

Как утверждает специальный корреспондент Vanity Fair Морин Орт (она в том же 1992 году занималась журналистским расследованием дела), вместо психологов и психиатров Дилан Фэрроу осматривали два социальных работника и один педиатр, а сам главврач клиники ни разу не разговаривал с девочкой. По словам репортера Connecticut Magazine Энди Тибо, девочку все же обследовали психологи, но они были наняты Вуди Алленом и у них был конфликт интересов. Более того, врачебные записи и протоколы осмотров были уничтожены. Полиция Коннектикута, окружной прокурор и судья, рассматривавший дело об опеке над детьми Фэрроу и Аллена, усомнились в достоверности этой экспертизы. В ходе следствия Аллен также отказался пройти проверку на детекторе лжи в полиции Коннектикута, а вместо этого использовал полиграф, предоставленный его защитниками; полиция отказалась приобщать к делу результаты этой проверки.

В итоге Аллен проиграл дело об опеке над детьми против Фэрроу, а две его апелляции отклонили: судья не нашел убедительных подтверждений того, что Миа Фэрроу сфабриковала обвинения против Аллена и настроила дочь против приемного отца. Кроме того он заключил, что поведение Вуди Аллена в отношении Дилан Фэрроу было «чрезвычайно ненадлежащим», и что должны быть приняты меры по защите девочки.

Тем не менее, дело о сексуальном насилии над Дилан Фэрроу так и не дошло до суда. По словам окружного прокурора Фрэнка Мако, собранных доказательств было достаточно, чтобы предъявить Вуди Аллену обвинение, но и он сам, и Миа Фэрроу сочли, что судебный процесс будет слишком травматичным для Дилан (без ее участия он бы не смог состояться). В октябре 1993 года нью-йоркский департамент социальной защиты прекратил собственное 14-месячное расследование, не найдя достоверных доказательств сексуального насилия над Дилан Фэрроу.

Непоколебимая скала

Дилан Фэрроу впервые нарушила молчание в 2014 году в колонке для The New York Times — после того, как Вуди Аллену вручили почетную награду имени Сесила Би ДеМилла за выдающийся вклад в индустрию развлечений на премии «Золотой глобус». В колонке она писала, что и до предполагаемого случая насилия Вуди Аллен не раз вел себя с ней неподобающим образом — трогал, засовывал пальцы ей в рот, брал с собой в постель. Два года спустя ее публично поддержал брат (и родной сын Мии Фэрроу и Вуди) Ронан Фэрроу. В своей колонке для The Hollywood Reporter он писал, что был свидетелем таких сцен — и что еще до предполагаемого случая насилия Аллен ходил к психотерапевту по поводу своего «неподобающего поведения с детьми». Однако другой брат Дилан, Мозес Фэрроу, встал на сторону приемного отца, заявив, что тот никогда не совращал девочку; такой же позиции он придерживался и во время следствия 1992 года.

7 декабря 2017 года, в разгар кампании против домогательств и сексуального насилия, охватившей Голливуд, Дилан Фэрроуопубликовала еще одно открытое письмо — в газете The Los Angeles Times (где до этого вышло несколько расследований о сексуальных домогательствах в киноиндустрии). В статье, озаглавленной «Почему революция #MeToo обошла стороной Вуди Аллена?», она писала о том, что представители Аллена на протяжении многих лет стремились замять историю о сексуальном насилии всякий раз, когда она всплывала — и использовали те же приемы, что и защитники Харви Вайнштейна. В частности, по ее словам, команда Аллена наняла частных детективов, чтобы найти компромат на следователей, занимавшихся ее делом.

Как отмечает Фэрроу, эта история не нанесла никакого ущерба репутации режиссера, а звезды первой величины продолжают с ним сотрудничать. «Мне разбивает сердце, когда мужчины и женщины, которыми я восхищаюсь, работают с Вуди Алленом и уходят от неудобных вопросов. Для меня очень много значит то, что Эллен Пейдж сожалеет о работе с Алленом, а Джессика Честейн и Сьюзан Сарандон заявили, что никогда не будут этого делать». В числе тех, кто сотрудничает с Алленом, но высказывается против сексуального насилия, Дилан Фэрроу назвала актрису Блейк Лайвли, а также актрису и режиссера Грету Гервиг — автора одного из самых успешных фильмов 2017 года «Леди Берд».

В колонке для The Los Angeles Times и в серии твитов Дилан Фэрроувыразила надежду, что время для справедливости наконец настало: «Ни одного хищника не может оправдывать его талант или гениальность. Ни одна скала не должна остаться непоколебимой. Принципы движения нужно применять ко всем без исключения».

«Если бы я знала то, что знаю сейчас»

9 января 2018 года в интервью сценаристу Аарону Соркину для The New York Times Грета Гервиг выразила сожаление, что снялась в фильме Вуди Аллена «Римские приключения», вышедшем в 2012-м (то есть за два года до первой колонки Дилан Фэрроу). «Если бы я знала тогда то, что я знаю сейчас, я бы никогда не стала этого делать», — сказала актриса и режиссер. Она уточнила, что после этого ни разу не работала с Алленом и не будет в дальнейшем. «Две статьи Дилан Фэрроу дали мне понять, что я усилила боль этой женщины, и это разбивает мне сердце. Я выросла на его фильмах, они сформировали меня как художника, и этого не изменить, но я могу изменить будущее», — сказала Гервиг.

На следующий день, 10 января, в The Huffington Post опубликовали открытое письмо актрисы Миры Сорвино, адресованное Дилан Фэрроу. В нем актриса выражает ей поддержку и просит прощения, что не верила ее словам раньше: «Я проглотила медийную версию случившегося, не вникнув в ситуацию и приняв это за побочный эффект тяжелой борьбы за опеку над детьми между Мией Фэрроу и Вуди Алленом». Она также просит за это прощения у Мии Фэрроу и говорит, что сама рискнула рассказать о пережитом насилии лишь недавно (Мира Сорвино обвинила Харви Вайнштейна в домогательствах в интервью Ронану Фэрроу для журнала The New Yorker, а режиссер Питер Джексон рассказал, что Вайнштейн внес Сорвино в «черный список» актрис).

Ронан Фэрроу стал главным героем нового номера The Hollywood Reporter, где рассказал, что семейная история помогла ему понять жертв насилия. В заглавном материале номера «Ронан Фэрроу, голливудский принц, пошатнувший крепость» он говорит, что не считает себя активистом — а одним из главных качеств журналиста назвал здравомыслие и критический взгляд: «У меня не было обязательств поверить всем свидетелям; мне было важно их выслушать». Его мать Миа Фэрроу также заявила изданию, что расследование о Харви Вайнштейне не было для ее сына личным делом: «Он просто был журналистом на серьезном задании».

24 ноября 2017 года в интервью «Медузе» на вопрос, не повлияла ли семейная история на его объективность, Ронан Фэрроу ответил: «Нет. Этого не случилось».

Другие новости и советы по теме: