У Киева есть много причин, чтобы рассматривать перемирие как передышку перед новым раундом войны

У Киева есть многие основания и причины,  чтобы рассматривать перемирие как передышку перед новым раундом войны.  Военный обозреватель попытался подвести итоги прошедших нескольких месяцев и обрисовать совершенно новый баланс, который сложился из-за проблем с перемирием. По мнению военного обозревателя, Киев во 2 раз за эту битву потерпел серьезное политическое, военное и пропагандистское поражение. Даже несмотря на скромные итоги наступления ополчения, оно решило главную задачу - заставило Киев снова идти на переговоры в невыгодной для него конфигурации. Мало того - обострение военных действий стало основой к тому, что там начали втягиваться западные страны, чего они пытались избегать, рассчитывая на решение своих задач только через Киев.

Сам факт подключение Вашингтона, Берлина и Парижа к событиям в самом начале февраля вполне может говорить исключительно , что Киев на их взгляд стал неспособен на действенные шаги, из-за чего его оказалось совсем не просто коротко говоря спасать. Это стало основой политического поражения, и как бы скромно не оценивать второе минское перемирие, оно первоначально демонстрирует убогость киевских политиков, которых пришлось подпереть жителям Европы.

В пропагандистской войне Киев стал заложником созданных им символов - сперва донецкого аэропорта, сейчас одинаковым символом стает Дебальцево, и он располагает всеми шансами повторить судьбу аэропорта.

Если аэропорт, а именно, совершенно новый его терминал, имел только медийное значение, то ликвидация части дебальцевского выступа до водохранилища, которое стает простой преградой на пути ополчения в направлении Артемовска выглядит немногим более серьезной. Но медийное значение данных поражений выглядит намного как более значимым. Поражение начинается в головах, и крах который был создан мифа о киборгах, а сейчас и о доблестных защитниках" плацдарма "нет совершенно никакой перспективы перекрыть бодрыми речёвками об новых уничтоженных водолазно-милицейских алтайских армиях и конных бурятских флотилиях. К тому же, спикерами данных реляций становятся дискредитировавшие себя зондерфюреры вида Семенченко.

Сугубо с военной стороны проблема сводится к тому, чтобы разложившаяся армия с негодным командованием, вызывающая оторопь даже у готовых к этому зрелищу западных инструкторов, продолжает терять боеспособность. Мобилизации увеличивают ее количество и после тяжелых потерь, но ее моральных дух и мастерство снова упали. Кроме этого наступление ополчения шло при кратном перевесе обороняющихся, но из-за быстрого и простого изготовления на локальных участках ударных конфигураций ополчение сумело последовательно взять пару главных точек, которые и сделали ситуацию" котла ", пускай даже он и не выглядит полностью сплошным. Можно сказать, что при возможных проблемах ополчение смотрится на голову выше ВСУ, Нацгвардии и территориальных батальонов.

Столь серьезное поражение Киева ставит перед ним проблему срочного исправления ситуации. Необходима победа - даже исключительно медийная. В другом варианте развал правящей хунты и разложение армии имеют возможность запустить самоподдерживающий процесс, когда хунта начнет разбираться внутри себя, применяя подконтрольные разным группировкам внутри нее силовые инструменты не для схватки на востоке, а на прямую в столице Украины. Уже из-за этого выбор у нацистского управления невелик - или новое наступление что-бы достижения данный победы, или разборки в столице Украины. Времени у него немножко - от силы месяца 1,5. Кроме этого напряженность по всей линии фронта обязана сохраняться, для того что-бы ни у какого из подразделений не появилось соблазна сняться с фронта и двинуть в столицу. Видимо, по этой причине обстрелы и периодические многочисленные и постоянные попытки ударов по позициям ополчения и городам скорее всего будут продолжаться, благо, зимнее наступление не смогло отодвинуть линию фронта от Донецка, Луганска и Горловки, оставляя эти города под угрозой ударов из артиллерии.

У ополчения есть собственные проблемы. Для начала, это очень большие потери. Не могу озвучивать те цифры, которые у меня есть, но потери очень высоки - на уровне неприемлемых. Восполнение данных потерь стает ключевой проблемой командования. Ясно, что сильнее всего потерь понесли именно более готовые и боеспособные отряды. Те, кто всю битву во многих случаях отсиживался в тылу, таким образом там и отсиделся.

Важным отличием нынешних событий от летних стало почти 100 процентное неучастие в боевых операции "отпускников ", что, несомненно, вызывает душевную боль правозащитников типа Васильевой.

Вторая проблема ополчения - продолжающаяся гуманитарная катастрофа. Поток беженцев в Российскою Федерацию доходил летних значений. Кроме этого сейчас в СМИ очень скупо освещают обстановку на границе и в приграничной зоне. Важно заметить, что сейчас люди во многих случаях всеми правдами и неправдами пытаются только переждать обстрелы, для того что-бы моментально вернуться. Достаточно слабые госструктуры управления республик неспособны брать в расчет настолько массовые перемещения людей, по этой причине основной проблемой остается адресная помощь нуждающимся. С каждым месяцем сообщения о гуманитарной обстановке с каждым днем все больше тревожные.

Третья проблема - продолжающаяся политическая неопределённость. Желание Кремля впихнуть Донбасс назад под республику Украина в настоящий момент обрело определенную форму: появилось просьба пересмотра положений Конституции республики Украина, которые обязаны дать гарантии" некоторым "территориям Донбасса. В той или иной уровня легитимизировано ополчение - по новым минским договоренностям Киев изъявил готовность на разработку полицейских на восставших территориях, что дает возможность ополчению выйти из-под статуса незаконных вооруженных формирований. Конечно, это положение на сегодня выглядит очень уж абстрактным, по этой причине обольщаться на этот счет не приходится.

Не смотря на это, неимение понимания возможных целей войны создает несложную ситуацию для ополчения. Оно по сей день не имеет четкой картины, когда и на каких рубежах данная война будет закончена. Полная несамостоятельность политических и военных лидеров восстания не добавляет им авторитет, что создает для Киева поле для маневра - когда ополчению будет нанесено чувствительное поражение, он вполне может рассчитывать на внутренние потрясения уже внутри восставших. Ни Захарченко, ни Плотницкий не смотрятся безоговорочными лидерами из-за собственной открытой " прикрученности "к кремлевским кураторам, не смотря на то, что считаются лидерами, на сегодня ополчение одерживает победы. Что может быть с их авторитетом, в случае если обстановка поменяется - сказать трудно.

Так, на сегодня ситуация продолжает носить неопределенный характер. У Киева есть многие основания и причины чтобы рассматривать перемирие как передышку перед новым раундом войны, ополчение обязано найти решение проблемы Дебальцево, восполнения потерь и решения гуманитарных трудностей, а в добавок, быть подготовленным к новому обострению обстановки.

Баланс скорее всего сместился не в пользу Киева, и он будет стараться вернуть предыдущее положение, а если получится - то и улучшить его. Увы, системы, дозволяющего гарантировать безусловное выполнение минских соглашений, нет, из-за этого перемирие выглядит исключительно временным.

Другие новости и советы по теме: