Новые санкции США: все ближе к Путину (Пионтковский)

Вашингтон включил в санкционный список бывшего зятя президента России и вратаря «Ночной хоккейной лиги»

В Москве на введение новых санкций США против людей из «ближнего круга» Владимира Путина и связанных с Кремлем бизнесменов ответили бравадой.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер, судя по комментарию, распространенному его пресс-службой, этому событию обрадовался: «Не попав в первый список санкций, были даже некоторые сомнения: может, что-то не так? Но нет, наконец-то включили. Значит, делаем все правильно».

Примерно такая же реакция последовала от депутата Госдумы Владислава Резника: «Как моя скромная персона оказалась в списке среди таких достойных и уважаемых людей? Полагаю, что это оценка той работы, которой я занимался и занимаюсь».

Секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев считает, что включение в санкционный список на его деятельность не повлияет: «Я в США бывал, бывал там неоднократно. С учетом того, что они ввели какие-то санкции, это не значит, что мы не будем с ними общаться. Есть и другие страны, где можно общаться, решать эти вопросы».

Реакции самого Путина или его пресс-секретаря на ввод новых санкций США не последовало, но возможно, что она появится в ближайшее время. Между тем, из списка и пояснений к нему очевидно, что новые меры – сигнал лично Путину: именно его решениями был аннексирован Крым, спровоцирована война на востоке Украины и поддержан режим Асада в Сирии. Другие причины для санкций, которые перечислил в своем заявлении министр финансов США Стивен Мнучин – кибератаки по всему миру, попытки нанесения вреда западным демократиям – были бы невозможны без его воли.

Близкие к Путину выходцы из спецслужб Алексей Дюмин и Евгений Школов, попавшие под санкции, входят в круг наиболее доверенных людей президента России. Первый, судя по публикациям российских медиа, носил за Путиным портфель в качестве адъютанта президента, а потом сделал головокружительную карьеру, попав в руководство министерства обороны России и став губернатором Тульской области. Второй дружит с российским лидером еще со времен службы Путина в резидентуре КГБ в ГДР, является его помощником и в некотором роде «государевым оком» – отвечает за борьбу с коррупцией во власти.

В одном случае личная близость к Путину была в документе Минфина США подчеркнута прямо: о Кирилле Шамалове, бизнесмене, неожиданно ставшем очень богатым, сказано, что «Шамалов женился на дочери Путина Катерине Тихоновой в феврале 2013 года, и его состояние значительно возросло после вступления в брак; в течение 18 месяцев он приобрел большую часть акций российской компании «Сибур», занимающейся разведкой, добычей, переработкой и переработкой нефти и газа».

Бизнесмены, против которых лично, а также их компаний, были введены ограничительные меры – Виктор Вексельберг, Олег Дерипаска, Сулейман Керимов и другие – по словам американских официальных лиц, должны понимать, за что их включили в список: «Российские олигархи и элиты, которые получали выгоду от этой коррумпированной системы, больше не смогут избегать последствий дестабилизирующей деятельности их правительства».

Сергей Пархоменко: Бизнесменам вокруг Путина объяснено, что есть связь между ними и тем, что Россия делает в мире

Известный российский журналист, приглашенный эксперт Института Кеннана в Вашингтоне Сергей Пархоменко в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что его в первую очередь заинтересовали санкции против российских олигархов: «Санкции против крупных российских предпринимателей, обладающих огромной собственностью, конечно, интереснее, чем санкции против людей типа Школова и Дюмина, потому что эти бизнесмены владеют очень разветвленными бизнес-структурами и такими же разветвленными интересами».

«Я тут посмотрел, что есть у Вексельберга в его компании “Ренова”, помимо всех его известных финансовых структур, компаний по добыче нефти и газа, и так далее – и у него есть, например, крупнейшая в России компания, объединяющая региональные аэропорты. И, следовательно, что будет с такими авиакомпаниями в мире – а таких много – которые раздумывают о том, хотят ли они организовать прямое сообщение, например, с Екатеринбургом, Нижним Новгородом, Саратовом, Самарой и прочими городами, где эта компания действует. Я думаю, что многие инвесторы сегодня вздрогнули и задумались об этом», – считает Сергей Пархоменко.

Журналист отмечает, что список бизнесменов, близких к Кремлю, явно неполный: «Конечно, там нет многих имен, которые должны были бы там быть: нет Усманова, нет Абрамовича… Но уже ясно, что «Кремлевский список», который опубликован в январе, был рамочным документом, который будет теперь приводиться в действие Минфином США, который может это ни с кем не согласовывать».

По словам Пархоменко, менее богатые, но более близкие к Путину люди из санкционного списка попали туда по причине понимания людьми в Вашингтоне нюансов устройства российской власти: «Появление в нынешнем документе фамилий, для большинства американцев более-менее загадочных – типа Скоча или Устинова – означает, что его авторы, по меньшей мере, внимательно читают российскую прессу, российские сетевые издания и соцсети, потому что там о влиянии этих людей довольно много говорится. Просто вроде бы были сомнения относительно широты источников информации у тех, кто занимается составлением санкционных списков – теперь эти сомнения исчезли».

Журналист считает, что очень важно сделанное этими санкциями напоминание российской финансовой элите о том, что ее благосостояние и действия в мировой политике власти, которая позволяет этой элите обогащаться, тесно связаны: «Мне важно, чтобы прекратилось то, что Россия делает на мировой арене – чтобы прекратилась война в Украине, чтобы прекратилось то, как Россия ведет себя на Ближнем Востоке, чтобы Москва не поддерживала полуфашистские партии в Европе. Я думаю, что интересы Дюмина и Школова – одни, а интересы людей, которые задумываются о том, сколько стоят их компании, как располагаются финансовые потоки – другие, это все не гомогенная среда».

Андрей Пионтковский: санкции ударили по широкому фронту

Политолог и публицист Андрей Пионтковский не удивлен осведомленностью властей США о персонах из «ближнего круга» российского президента: «Финансовая разведка США давно и внимательно изучает кремлевских обитателей, ее руководитель Дэвид Коэн, потом ставший заместителем директора ЦРУ, еще в 2014 году в интервью Фариду Закарии довольно откровенно отвечал на вопрос, что он знает об активах самого Владимира Путина».

«Дело тут не в этом знании, а в политической воле американского руководства к тому, чтобы эти знания использовать. Позитивное в этом списке то, что там есть три человека из ближайшего окружения Путина, в частности, Дюмин, который за команду Путина стоит на воротах в “Ночной хоккейной лиге”», – говорит ученый.

Пионтковский видит в санкционном списке и тех, кто в разной степени причастен к информационному обеспечению российской внешней политики: «Вот Жаров или Косачев – они же ни Крым не брали, ни к Путину не близки, но при этом чрезвычайно активны в своих действиях по обеспечению и поддержке сегодняшнего внешнеполитического курса Москвы, в ее оголтелой американской кампании. Так что санкции ударили, что называется, по широкому фронту».

Билл Браудер: Новые санкции – это сокрушительный удар для Путина

«Санкции – это сокрушительный удар для Владимира Путина и его ближнего круга, потому что это касается его денег. Это будет мешать его агрессивным действиям по отношению к другим странам», – сказал в интервью «Голосу Америки» Билл Браудер, глава инвестиционного фонда Hermitage Capital и организатор кампании «Справедливость для Сергея Магнитского».

«Каждая цивилизованная страна должна последовать примеру Соединенных Штатов и ввести санкции. Было бы очень хорошо, если бы Великобритания сделала то же самое в связи с инцидентом со шпионом (Сергеем Скрипалем – Д.Г.)», – сказал «Голосу Америки» Билл Браудер.

В Twitter Браудер обратился к британскому правительству и премьер-министру Терезе Мэй, отметив, что подобные санкции «необходимы, чтобы противостоять путинскому терроризму в Великобритании».

Леонид Гозман: Путин полностью застрахован от дворцового переворота

Руководитель общественно-политического движения «Союз Правых Сил» Леонид Гозман в интервью «Голосу Америки» признался, что состав нового «черного списка» его несколько удивил, и он не до конца понимает принцип его формирования: «Появление некоторых персон в перечне мне показалось странным, но значительная часть списка совершенно очевидна и обоснована. Действительно, это люди, имеющие прямое отношение к политике, которую проводит сегодня российское государство, и в значительной степени ее субъекты».

Однако самое главное, как кажется Леониду Гозману, это к чему могут привести санкции: «Я не вижу, как они могут сработать на результат, не верю, что президент от того, что несколько его друзей оказались в чуть более сложной, чем ранее ситуации, изменит свою линию поведения. Более того, боюсь, что вероятность того, что Путин пойдет на какие-то уступки, значительно ниже того, что он, наоборот, пойдет на обострение».

Гозман полагает, что вбить клин между президентом и российской бизнес-элитой сегодня невозможно.

«Путину наплевать на мнение даже самых высокопоставленных чиновников, – подчеркнул он. –По-моему, в США недооценивают специфику системы российской власти. Они пытаются повлиять на нее так, как это, возможно, сработало бы в какой-либо западной демократии. Но в России сейчас скорее абсолютистская монархия, и здесь эти рычаги не действуют. Кроме того, Путин полностью застрахован от дворцового переворота. Все персоны из списка от него очень сильно зависят. Более того, они просто часть системы».

По оценке Леонида Гозмана, в краткосрочной перспективе санкционные меры лишь консолидируют государственную вертикаль, а позитивный смысл действий США может проявиться только в относительно долгосрочной перспективе.

Геннадий Гудков: процесс брожения в российских элитах идет уже давно

Экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков считает, что сейчас не стоит думать о судьбе вертикали власти, а следует понять, какие процессы в стране может вызвать этот список.

«Дело даже не в персоналиях, которые туда попали, а в прописанных там мерах, – добавил он в комментарии «Голосу Америки». – Они очень жесткие, предусматривающие, например, арест всех активов фигурантов списка. А в США свои активы держат действительно очень много россиян. Совершенно очевидно, что ситуация вызывает естественную озабоченность истеблишмента, крупных капиталистов и должностных лиц в связи с возможными дальнейшими шагами. Ведь понятно, что после США, доминирующих в финансовом мире, аналогичные санкции, как правило, принимают и другие западные страны».

По словам Гудкова, это только пробный камень, вслед за которым вполне может последовать камнепад: «Безусловно, это вводит в состояние депрессии значительную часть чиновников и олигархов. Теперь они по-настоящему задумаются, что делать и как дальше жить. Чего греха таить, подавляющее число богатых россиян никогда не связывали со страной свое будущее и будущее своих детей. А теперь им как бы говорят: нет, ребята, живите там, где наворовали, и пользуйтесь плодами своих трудов. Вот это для них действительно страшно».

Как представляется политику, процесс брожения в российских элитах идет уже давно, еще с момента введения «списка Магнитского» и других санкций: «Вопрос в степени этого брожения. Пока люди только осмысливают свое положение, новые реалии, но не знают, какие шаги предпринять. Идет период осознания. Критическая масса не накопилась. Основный эффект от санкций следует ожидать в среднесрочной перспективе, когда придет понимание, в какой глубокой яме все мы оказались благодаря действиям путинского режима».

Другие новости и советы по теме: