Мир возвращается к Realpolitik – Times

Обозреватель Times Роджер Бойс рассуждает о том, как должна вести себя Британия в новой эпохе Realpolitik – или “реальной политики”.

Для начала Бойс приводит в пример “тройной тулуп”, который продемонстрировал министр иностранных дел Британии Борис Джонсон.

Год назад в одной из своих статей Джонсон вознес хвалу правительствам России и Сирии за освобождение древней Пальмиры от боевиков ИГ.

Спустя несколько месяцев, уже заняв кресло министра иностранных дел, Джонсон заявил, что Башар Асад должен уйти, чем вызвал одобрение лидеров сирийской оппозиции.

На прошлой неделе в его взглядах вновь произошла перемена. Вопрос о том, когда Асад должен начать паковать свои вещи, по его мнению, пока остается открытым.

Дело не в дилетантстве Бориса Джонсона, пишет автор статьи на страницах Times, – просто началась эра интенсивной “реальной политики”.

Дональд Трамп, следующий советам Генри Киссинджера, хочет изменить мировой баланс, поставив в самый центр процветание и безопасность Америки.

Это значит, что ради интересов можно поступиться принципами, а ради торговли – правами человека, считает обозреватель Times.

То, что Терезе Мэй удалось прорваться в начало очереди желающих встретиться с новым хозяином Белого дома, дает основание предполагать, что она понимает, по каким правилам теперь пойдет игра.

По мнению автора статьи, Британия всегда относилась с подозрением к Realpolitik, тогда как для Трампа и, в особенности, для Киссинджера, “реальная политика” является основным принципом управления государством.

Однако пост-брекситовская Британия присоединилась к США и взирает на мир уже через роговую оправу Киссинджера, считает Бойс.

Из-за нового курса Белого дома в каждый аспект внешней политики Британии могут быть внесены коррективы. Трамп назвал президента Египта потрясающим парнем. Готовьтесь к потеплению в отношениях с Каиром и со стороны Лондона, говорит обозреватель Times.

Однако самой большой проверкой станет то, как будут выстраиваться отношения Трампа с Владимиром Путиным.

Трамп, судя по всему, думает, что с кремлевским шефом можно сладить, продемонстрировав притворное уважение и облегчив запрет на получение кредитов. Если в ответ Путин сравняет с землей оплот ИГ в Ракке, это будет хорошая прибыль от вложенных инвестиций.

У Британии же кровный интерес в сохранении НАТО.

Если Путин решит испытать НАТО на прочность, используя зависимость президента США от огневой мощи России, то кибератаки на одну из республик Прибалтики будет достаточно, чтобы альянс затрещал по швам.

Роджер Бойс опасается также того, что очень скоро Запад может оставить Украину в подвешенном состоянии. Трамп считает, что санкции не работают, тогда как эти ограничения, по мнению обозревателя Times, являются одним из немногих инструментов, которые могут повлиять на действия российского лидера.

Именно в вопросе России мы должны твердо стоять на своем, считает автор статьи.

Во времена, когда меняется баланс сил в мире, мы должны найти в себе силы верить в руководство США, но еще больше мы должны верить в себя, заключает Роджер Бойс.

Другие новости и советы по теме: