Курс доллара – почему рубль обвалится до 100

Курс доллара в России приблизится к отметке в 100 рублей уже осенью этого года. Это будет происходить на фоне значительной денежной эмиссиии (около 2 трл. рублей) и серьезных выплат по внешним долгам РФ (более 40 млрд. долларов). Кроме того – отток капитала в апреле в России просто катастрофический – вдвое больше 2016 года и продолжает расти.

Рубль показывал в основном отрицательную динамику на пятничных торгах из-за замедления нефтяного ралли и низкой активности экспортеров, а также на фоне фиксации прибыли после существенного двухдневного роста российской валюты, благодаря которому она формирует итоговый плюс за короткую послепраздничную неделю.

C уровней биржевого закрытия прошлой пятницы рубль дорожает к доллару более чем на процент, нефть марки Brent за этот отрезок времени набирает около трех процентов после данных о падении запасов в США, заявлений Саудовской Аравии о намерениях сократить поставки в Азию, а также в ожидании продления пакта о снижении добычи ОПЕК+ на вторую половину текущего года.

Пара евро/рубль расчетами “завтра” находилась у отметки 62,53 рубля, и здесь рубль дешевеет на 0,9 процента.

“Все достаточно вяло, нефть сегодня не заводит, корпоратов с продажей (валюты) почти нет, зато закрывается часть спекулятивных лонгов. Область вблизи 57 за доллар пока будет суппортом, а сильно вверх (по доллару) вряд ли уйдем, так как экспорт должен раскочегариться к НДПИ”, – сказал дилер крупного российского банка.

Нефть марки Brent торгуется вблизи отметки $50,50 за баррель, теряя с начала дня полпроцента.

Ее вечерние попытки закрепиться выше $51 за баррель на фоне снижения доллара США не увенчались успехом.

Доллар же на форексе подешевел после апрельской американской статистики, отразившей замедление потребительской инфляции и более слабый рост розничных продаж, чем ожидали аналитики.

Индекс доллара после этих публикаций теряет более трети процента к корзине из 6 валют и оценивается в 99,25 пунтка. В паре с евро доллар теряет полпроцента, и котировки вблизи $1,0920, что в том числе отражается и в динамике рублевых кросс-курсов доллара и евро.

Однако это только текущая ситуация. В дальнейшем тренд будет совершенно иной. Уже понятно что пакт ОПЕК закончится к лету этого года – цены на нефть неминуемо ползут вниз, и даже Китай как основной потребитель экспортной нефти в мире наряду с США переориентируется на энергосберегающие технологии.  В России же идет сокращение всего – покупательной способности населения, налогооблагаемой базы, валютной выручки, но идет рост долговых обязательств. И если стоимость нефти упадет до 35 за баррель, рубль обвалится на 40%, что вплотную приблизит его до 100 за доллра США.

А что же с курсом доллара в ближайшей перспективе? Только-только рост американских активов начал набирать обороты на фоне принятия Конгрессом проекта реформы здравоохранения, новая неопределенность угрожает перечеркнуть «эффект Трампа». Крайне несвоевременное увольнение Трампом директора ФБР Дж. Коми спровоцировало рост напряженности в администрации президента. Более того, под угрозой оказалась критическая для экономического роста налоговая реформа. Интересно, что новая торговая договоренность между США и Китаем не вызвала энтузиазма у рынков. Сейчас рынков это мало волнует, так как волатильность продолжает падать. Тем не менее, учитывая завышенный курс доллара, инвесторам будет достаточно даже незначительного толчка, чтобы начать продавать.

На фоне отсутствия в экономическом календаре значимых рисковых событий (рынки уже отыграли сокрушительную победу консерваторов на предстоящих парламентских выборах в Великобритании и повышение процентной ставки ФРС на 25 б.п.) и устойчиво низкой волатильности этот триггер заставит инвесторов обратиться к высокодоходным активам, что спровоцирует рост и без того активной спекулятивной торговли. У активов развивающихся стран есть потенциал для роста выше прогнозируемых 4,5%, и поддержка со стороны товарных цен даст им еще один мощный толчок для рывка. Сегодня экономические данные из США поддержат спрос на USD. Последнее время из США поступают на удивление хорошие данные, которые подкрепляются жесткими комментариями членов ФРС, что уже привело к росту доходности американских ценных бумаг. По прогнозам рынка, основной ИПЦ США в апреле должен вырасти на 0,2% м/м (что дает инфляцию 2,3% в годовом исчислении). ИПЦ без учета цен на продукты питания и энергоносители должен опуститься до 0,2% м/м или 2,0% г/г (после сокращения на 0,1% в марте).

Мы полагаем, что разворот тренда по инфляции усилит давление на ФРС и заставит регулятора повысить ставки 2, а то и 3 раза в 2017 г. Этот сценарий еще не отыгран рынками, поэтому любые новости, подтверждающие эту теорию, приведут к росту доходности краткосрочных ценных бумаг, что по нашему мнению, ускорит обсуждение стратегий сокращения баланса ФРС (непрямое ужесточение монетарной политики).

С рублем еще хуже.

Против рубля играет возможность ухудшения условий для спекуляций carry-trade в случае дальнейшего сужения дифференциала ставок ФРС и ЦБР, а также риски покупок валюты Центробанком на рынке после замедления инфляции до 4 процентов, о чем накануне заявила глава регулятора Эльвира Набиуллина, при том, что апрельский показатель потребительской инфляции в России составил 4,1 процента.

“Начало валютных интервенций для пополнения ЗВР, вероятно, начнется не ранее принятия решения ОПЕК о продлении соглашения о сокращении добычи нефти на вторую половину года по итогам саммита 25 мая. Второй вариант – ожидание решения ОПЕК, оценка реакции рынка на решение ФРС по итогам заседания 13-14 июня по ставке и оглашение планов по валютным интервенциям по итогам заседания Совета директоров ЦБ РФ 16 июня”, – предположили аналитики Банка Санкт-Петербург (MCX:BSPB).

Это значит, что интервенции вряд ли в долговременной перспективе помогут рублю от девальвации. И потому правительство РФ не скрывает что будет валить рубль вниз. На сколько – сложно предсказать, но при приближении к 100 за доллар, процесс может стать неуправляемым для экономики России.

Виктор Шевчук. По материалам СМИ.

Другие новости и советы по теме: