Какой должна быть реформа украинской милиции

Анонсированная реформа МВД — это не реформа. Частично это имитация реформы, частично слепое копирование западного опыта, который не является эффективным в украинских условиях.

Наибольшее несогласие вызывает:

  • Переименование милиции в полицию. Милиция — это форма самоорганизации населения. А полиция — это государственный институт насилия и контроля со стороны государства. Главной задачей реформы милиции должно стать приближение её деятельности к интересам граждан. С учетом опыта и развития традиции Майданов, как формы прямой демократии, народа необходимо сохранение и наполнение реальным содержимым понятия «милиция», а не его замена на «полицию». В соседней России уже переименовали милицию в полицию и объявили это реформой – стала ли она от этого эффективней для граждан России? Может не стоит Украине наступать не те же грабли? В народе ещё долго будет жить память о полицаях, прислуживавших немецким оккупантам в годы Великой Отечественной войны. Название «полиция» не воспринимается очень многими. Стоит ли именно сейчас, когда Украина и так частично оккупирована и отстаивает свою территориальную целостность, искусственно поднимать на поверхность старые противоречия? Некоторые ошибочно указывают на советскую традицию в наименовании милиции. Дескать, избавимся от пережитков времён СССР, переименуем милицию, внедрим передовой западный опыт и заживём как истинные европейцы. На самом деле, термин «милиция» возник за много веков до образования СССР, ещё в средневековье. Кстати, именно американской милиции, США обязаны своей победой в войне за независимость. В СССР понятие милиции было абсолютно выхолощено. Советская милиция, по сути, была политической полицией, руководимой коммунистической партией. Притом, что до революции большевики и лично Ленин предлагали создание именно милиции, как формы вооруженной самоорганизации граждан. А придя к власти, оставили от неё одно название. Сейчас, вместо наполнения понятия милиции реальным содержимым её предлагают заменить такой же чуждой интересам граждан полицией.
  • Декларативность предложений по преодолению коррупции. Основная проблема украинской милиции — это её тотальная коррумпированность. Должности по-прежнему массово продаются. По-прежнему существует неофициальные ежемесячные планы сбора коррупционных средств и передачи их наверх, т.е. первым лицам. По сути, украинская милиция выполняет функцию надзорно-карательного органа, формирующегося в Украине современного сословного общества. Украинская милиция по-прежнему работает в интересах формирующихся высших сословий – олигархических семей и чиновников высокого ранга. И после Майдана, когда власть от Семьи снова вернулась к олигархам, ничего принципиально не изменилось. Да, масштаб коррупции меньше, чем при «прошлой преступной власти». Да, среди основной массы коррумпированных милицейских чиновников изредка стали попадаться и честные. Но это уменьшение временное и незначительное. Если предлагаемая реформа будет проведена, то за внешним, европеизированным фасадом останется всё та же надзорно -карательная система, которая по-прежнему, но с учетом передового европейского опыта будет представлять интересы олигархов. Она по-прежнему будет кормиться за счет формирующегося низшего сословия. По-прежнему в райотделах будут массово применяться пытки подозреваемых, а руководство будет их старательно не замечать. По-прежнему в СИЗО будут нечеловеческие условия содержания и массовая коррупция персонала. Способы борьбы с коррупцией просты. Это сокращение штатов в разы с резким повышением оплаты труда, оставшимся и внедрение механизмов контроля за деятельностью милиции со стороны всего общества и каждого гражданина. С одной стороны, резкое сокращение милиции неизбежно. Украина давно стала полицейским государством и расходы на её содержание являются всё более непосильной ношей и для слабеющей экономики, и для вымирающего населения. Не нужно быть пророком чтобы прогнозировать, что предлагаемое разделение милиции на структуры с отделением административных функций будет использовано чиновниками для создания многочисленных и неэффективных бюрократических структур «европейского типа» необходимо для оправдания отказа от резкого сокращения штата. Численность самой полиции сократят. Но создание многочисленных бюрократических структур, которые будут выполнять административные функции милиции в лучшем случае нивелирует это сокращение, а может и потребовать увеличения штатов. С другой стороны, крайне необходимое резкое сокращение штатов сделает невозможным осуществление функций полиции по-европейски и управление ею по европейским стандартам. В то же время в Украине меньшая плотность населения, чем в Западной Европе. Меньше развита инфраструктура и доходы населения в разы меньше. Да и уровень лояльности населения и доверия к власти в Украине далёк от немецкого. Поэтому большая часть европейских стандартов в Украине просто не эффективна. В этих условиях государство имеет возможность эффективно контролировать гораздо меньше параметров, чем, например, в Германии. Остальные контролируемые параметры необходимы для обоснования коррупции. Они специально делаются такими, чтобы провоцировать их нарушения. Нарушаешь – плати. А то, что не нарушать европейские и «цивилизованные» нормы в современных реалиях невозможно чиновников не волнует. Т.е. реальный стратегический выбор при проведении реформы милиции выглядит так: либо внедрять европейский опыт в условиях кардинально отличающихся от Западной Европы, либо проводить эффективную реформу. Похоже, нынешняя власть либо не осознаёт существование этой дилеммы, либо делает вид, что не осознаёт, агитируя за внедрение европейских стандартов в своих манипулятивных целях. Европейские методики оценки личного состава милиции также мало применимы к суровым украинским реалиям.

    Формирование муниципальной полиции. Когда люди второй раз наступают на те же грабли, то это свидетельствует об их неадекватности. В Крыму абсолютное большинство местных милиционеров изменили своей присяге. Многие из центрального аппарата МВД, из тех, кто назначал, контролировал и обучал крымских, а также донецких и луганских предателей в погонах по-прежнему, руководят, контролируют и обучают. Неудивительно, что в рамках реформы предлагается пойти по этому порочному пути – создать муниципальную милицию.

    Во-первых, это будет формировать предпосылки для будущих всплесков сепаратизма. Разработчики это понимают и говорят, что муниципальная милиция будет создана только в сознательных местных общинах. Но кто и на основе каких законодательно оформленных норм будет измерять уровень сознательности общин? И потом, в нормальных, демократических государствах граждане и общины оценивают чиновников и государство в целом, а не наоборот. Т.е. любая попытка оценки уровня сознательности общин является заведомо антидемократичной.

    Во-вторых, в реалиях современной Украины создание муниципальной милиции будет означать фактическую легализацию штурмовых отрядов, а иногда и частных армий местных олигархов. Эти олигархи, уже давно контролирующие местные советы и местные бюджеты, получат законную возможность трудоустройства своих титушек.

    В-третьих, в Украине и так в каждом райотделе существуют свои негласные правила и практика. Если допустить существование муниципальной милиции, то о единой практике охраны правопорядка как важнейшей составляющей единого правового пространства Украины можно будет забыть.

    В-четвёртых, в местных бюджетах на муниципальную милицию просто нет средств. В украинских больницах умирающих от нехватки средств на формально бесплатное лечение в десятки раз больше, чем потери силовиков в зоне АТО. И происходит это десятилетиями. В этих условиях тратить немалые средства местных бюджетов не на здравоохранение, образование и социальное обеспечение искусственно доведённого до нищеты населения, имхо, является преступным. Главная проблема на местах — это безработица, нищета и банальное вымирание населения, продолжающееся десятилетиями, а не отсутствие муниципальной милиции!

    Отсутствие механизмов оценки деятельности милиции напрямую гражданами.

    Нарушение формы представления концепции реформы

  • Нельзя планировать реформу на срок, превышающий срок полномочий. Нельзя представлять концепцию реформы во время избирательной кампании. Тем более нельзя сначала делать концептуальный видеоролик и только после обещать представить полноценный текст концепции реформирования. Так делается PR, а не реформы

    Концептуальные предложения

    Не может насквозь коррумпированная иерархическая система, адаптированная для работы в условиях формирующегося сословного общества, сама себя эффективно реформировать в интересах простых граждан. Не было такого в истории. Реформировать такую систему можно только снаружи. Это может сделать только президент-реформатор, опираясь не только на поддержку и содействие, но и на прямое давление Майдана, а не на иерархическую вертикаль власти. Поэтому в разработке первой действительно эффективной реформы недостаточно использования передового зарубежного опыта и предложений крайне тонкой прослойки местных независимых экспертов. Основой любой реформы должен быть учет мнений самих граждан. По всей стране организовывается серия сборов граждан и местных Майданов, где граждане сами и определяют основные направления реформы милиции, и высказывают. Власти, совместно с экспертами это слушают и обобщают. Далее, заранее и не во время избирательной кампании созывается общеукраинское Народное Вече, которое устраняет межрегиональные противоречия, определяя по данной конкретной теме оптимальное соотношение между унитарностью и регионализмом. Это Вече формирует народный наказ власти на проведение реформы и её концептуальные основы. Хочу акцентировать внимание – если власть не будет использовать Майдан как форму прямой демократии народа, как наиболее эффективную форму стратегического управления, то рано или поздно снова народ соберётся сам и свергнет эту власть. И никакая милиция, даже переименованная в полицию и реформированная по европейскому образцу, не сможет этому помешать. А поскольку ни один эксперт по отдельности, ни, повторяю, крайне узкий круг независимых экспертов по определению не может даже приблизится к эффективности стратегических предложений, выработанных механизмами прямой демократии, то прошу рассматривать следующие мои предложения не как предложения к неэффективным и коррумпированным чиновникам иерархического государственного аппарата формирующегося сословного общества, а предложения к гражданам, формирующегося гражданского общества и к следующему Майдану, как формирующемуся механизму прямой демократии граждан.

  • В качестве наполнения понятия «милиция», а также понятия «республика» реальным содержимым, ввести обязательнe. гражданскую обязанность по охране общественного порядка. Например, каждый здоровый и несудимый мужчина в возрасте от 18 до 50 лет должен 6-9 часов в год провести (отслужить), в составе патруля ППС-ГАИ или в сельской местности вместе с избираемым участковым, по охране общественного порядка в районе своего проживания. Ввести систему мягких отрицательных стимулов для уклоняющихся. Например, такие не смогут учиться в государственных ВУЗах, быть госслужащими, приобретать охотничье и травматическое оружие, быть избранными в органы местного самоуправления и т.д., вплоть до лишения права голосовать.
  • Сокращение штатов милиции в разы. С последующей их привязкой к численности населения. При этом расходы на милицию остаются на прежнем уровне! Соответственно оплата труда и материально техническое обеспечение оставшегося персонала также увеличивается в разы. Только тогда можно победить коррупцию, когда на жалование рядового милиционера можно будет содержать семью с двумя детьми хотя бы по скромным потребительским стандартам советского прошлого с учетом расходов на медицину и образование. Понятно, что таким сокращенным составом не удастся выполнять не то, что европейские нормативы, но и большую часть существующих. Эти нормативы и необходимо будет отменить. Причем что именно отменять, а что оставить — должны определить преимущественно граждане в каждой конкретной общине в рамках достаточно гибких национальных, а не европейских стандартов.
  • Выборность ряда ключевых милицейских постов. Президент Порошенко заявил, что выборы являются лучшей люстрацией. Вот и следует гражданам дать возможность выбирать самим. Понятно, что нет смысла выбирать экспертов и узких специалистов. Но как минимум следует вбирать участковых милиционеров в сельской местности и руководителя объединенной службы ГАИ-ППС в городах! При этом государственный контроль обеспечивается едиными требованиями для кандидатов – отсутствие судимости, требования к здоровью и образованию и т.д.
  • Многочисленные и разрозненные IT отделы, бухгалтерии, канцелярии, отделы внутренней безопасности и кадров, снабжения и т.д. разных служб и структур, входящих в МВД объединить в единый бэк-офис.
  • Массово предлагать переход в милицию бойцам и командирам АТО. Для этого временно на 3-5 лет снизить требования к званиям, квалификации требуемых от кандидатов на замещение руководящих должностей. Ввести норматив минимальной доли ветеранов АТО при принятии на обучение в ВУЗы системы МВД.
  • Ввести структуру единого окна для разных структур МВД. Например, чтобы сдать документы на оформление автомобиля, разрешение на охотничье оружие, согласование проекта на соответствие противопожарным требованиям, оформить миграционные документы и паспорта можно было в едином центре административных услуг МВД. Для жителей сельской местности разработать систему предоставления административных услуг по почте.
  • Для граждан, использующих электронную подпись ввести возможность полностью электронного документооборота, разработать и внедрить систему персонализированной оценки гражданами линейных специалистов и руководства структур МВД всех уровней. Любая аттестация сотрудников, контактирующих с гражданами должна основываться, прежде всего, на мнении самих граждан.
  • Вместо стены на границе с РФ совместно с ВСУ организовать в приграничных сёлах, находящихся в 50 км от границы добровольные и не профессиональные отряды территориальной самообороны. Дом каждого члена такого отряда обеспечить сейфом с централизованной сигнализацией. В этом сейфе будет храниться закреплённое за ним боевое вооружение, в т.ч. ручное противотанковое. Размеры этого оружия не позволят переносить его скрытно под одеждой. Зато можно будет использовать при защите как своего дома, так и села, и страны в целом.

     

    Полная авторская версия статьи, напечатанной в газете «2000» №49 от 05.12.2014h

  • Последние свежие новости дня

    Другие новости и советы по теме: