Харви Вайнштейн нанял частных детективов для сбора компромата на своих обидчиков

5 октября в газете The New York Times вышло первое расследованиео голливудском продюсере Харви Вайнштейне: по утверждению издания, его десятилетиями обвиняли в домогательствах актрисы и подчиненные, но он от них откупался. 10 октября расследование на эту же тему вышло и в журнале The New Yorker; в нем уже говорилось о случаях сексуального насилия со стороны Вайнштейна. Автором текста в «Нью-Йоркере» был Ронан Фэрроу — журналист и правозащитник, сын актрисы Мии Фэрроу и (предположительно) режиссера Вуди Аллена. После этих двух публикаций в СМИ и соцсетях начали активно писать о харассменте и сексуальном насилии в Голливуде. 6 ноября в The New Yorker вышло новое расследование Ронана Фэрроу о Харви Вайнштейне: он выяснил, что за последний год продюсер нанял несколько компаний для слежки и сбора компромата на актрис и журналистов, участвовавших в расследованиях The New York Times и The New Yorker.

Как пишет журналист Ронан Фэрроу в журнале The New Yorker, Харви Вайнштейн начал свою «контроперацию» еще осенью 2016 года. Ее главной целью было не допустить публикацию расследования о сексуальных домогательствах продюсера в «ведущем нью-йоркском издании», а также блокировать выход автобиографической книги актрисы Роуз Макгоуэн «Храбрая» (Макгоуэн — одна из главных обвинительниц Вайнштейна, по ее словам, продюсер изнасиловал ее в 1997 году; ее книга должна выйти в январе 2018 года). Для этого Вайнштейн нанял несколько частных фирм, занимающихся расследованиями и сбором информации, в том числе с помощью бывших агентов «Моссада». Все контакты с фирмами (включая договоры) велись через юридическую компанию Дэвида Бойса — известного адвоката, защищавшего ранее компанию Napster от обвинений в нарушении авторских прав и представлявший бывшего вице-президента США Альберта Гора в деле «Буш против Гора». Посредник — юридическая компания — потребовался, чтобы вся информация считалась конфиденциальной перепиской адвоката с клиентом, которую нельзя использовать в суде.

Одной из фирм, нанятых Бойсом по поручению Вайнштейна, была Black Cube — организация, созданная «ветеранами элитных подразделений израильской разведки», у которой есть офисы в Тель-Авиве, Лондоне и Париже. Black Cube в основном занимается сбором информации для бизнеса о конкурирующих фирмах. Их методы вызывают и этические вопросы; например, в 2016 году двоих сотрудников агентства арестовали в Румынии по обвинению в хакинге — и они в этом признались.

Одной из сотрудниц Black Cube, занимавшейся делом Вайнштейна, была агент под кодовым именем «Анна». Она вошла в доверие к Роуз Макгоуэн, представившись главой отдела инвестиций лондонской финансовой компании Reuben Capital Partners по имени Диана Филип (позже выяснилось, что такой компании не существует). «Филип» утверждала, что работает над кампанией против дискриминации женщин на рабочем месте, и предложила Макгоуэн, часто говорящей о правах женщин, выступить на торжественном вечере в честь запуска кампании. «Филип» неоднократно встречалась с Макгоуэн, обещала инвестировать средства в продакшен-компанию актрисы и пыталась выяснить у нее информацию о журналистском расследовании про Вайнштейна. В частности, она узнала от Макгоуэн, что над соответствующей статьей работает журналист и правозащитник Ронан Фэрроу, — и предложила ему встретиться, чтобы обсудить сотрудничество по вопросу гендерного равенства; однако Фэрроу не стал ей отвечать.

Как пишет The New Yorker, на протяжении года Black Cube и другие компании собирали досье на десятки человек, включая сведения об их интимной жизни, — в том числе и на самого Ронана Фэрроу. По утверждению издания, Вайнштейн лично контролировал эти расследования и заставил предоставлять для них информацию нескольких сотрудников своих кинокомпаний.

Данные для Вайнштейна собирали и несколько журналистов-фрилансеров — под видом собственных расследований о продюсере. Кроме того, Вайнштейн предложил главному редактору National Enquirer Дилану Говарду сделать материал о «фальшивых обвинениях» Роуз Макгоуэн. Бывшая жена режиссера Роберта Родригеса и кинопродюсер Элисабет Авельян (с которой он расстался из-за романа с Макгоуэн) рассказывала, что журналист издания пытался выяснить у нее порочащую информацию о Макгоуэн. Но Авельян не стала говорить «под запись» и участвовать в кампании по дискредитации Макгоуэн, потому что, как она сказала Фэрроу, «женщины должны поддерживать друг друга». Статья не сложилась; Говард заявил, что никогда не стал бы публиковать такой материал.

Над расследованием про Харви Вайнштейна, как выяснилось, работало и еще одно издание — New York Magazine. Агент Black Cube встречалась с репортером журнала Беном Уоллесом, на этот раз представившись одной из жертв Вайнштейна по имени Анна (она также пыталась выйти и на одного из авторов расследования в The New York Times Джоди Кантор). Уоллеса ее история не убедила; ему показалось, что она «играет, как в сериале», и он заподозрил неладное, поскольку женщина задавала много вопросов о ходе его расследования. В то же время компания Kroll, нанятая Вайнштейном, пыталась собрать компромат на Уоллеса и главного редактора New York Magazine Адама Мосса; репутация Мосса оказалась безупречной, а на Уоллеса нашли иск о клевете по поводу его книги про винный бизнес, негативные комментарии к его статьям и даже собрали досье на его бывшую жену. В итоге расследование в New York Magazine не вышло — но не из-за давления Вайнштейна, а потому, что Бену Уоллесу не удалось убедить предполагаемых жертв продюсера говорить с ним «под запись». Репортер говорит, что это было одно из самых тяжело идущих расследований в его практике.

Несмотря на организованные попытки Харви Вайнштейна замять журналистские расследования на протяжении года, эта задача провалилась. Но женщины, на которых выходили «агенты» продюсера, признались, что рассказать о его домогательствах и насилии из-за этого было еще сложнее. Как сказала актриса Аннабелла Шиорра (обвинившая Харви Вайнштейна в изнасиловании в материале The New Yorker), «мне было страшно, потому что я знала, что это значит, когда тебе угрожает Харви». Роуз Макгоуэн призналась, что испытывала параноидальное состояние: «Я как будто была в фильме „Газовый свет“. Все постоянно мне врали».

Другие новости и советы по теме: