Газовым миниконфликтом начала марта Украина и Россия показали, а Европа увидела, кому можно доверять, а кто заигрался

Украина на замерзла из-за закрученного Москвой газового вентиля. В ее хранилищах полно «голубого топлива», а временный дефицит был покрыт из Польши.

В центре внимания общественности все минувшие выходные была очередная, почти полноценная «газовая война» России и Украины. Активные действия начались 1 марта. «Газпром» «прикрутил вентиль», посчитав решение Стокгольмского арбитража диспаритетным и невыгодным для себя. Киев заговорил об угрозе срыва поставок газа в ЕС, объявил о дополнительных каникулах для школьников и попросил граждан «убавить батареи» в своих домах. Граждане разозлились на Кремль, но и своей власти припомнили заявления о достижении окончательной энергонезависимости от «агрессора».

Европа, охваченная морозами, не будучи уверенной в способности Украины устоять от соблазна использования транзитного топлива в собственных нуждах (несмотря на заявление о разрыве контракта на транзит, Россия поспешила заверить ЕС, что ему не о чем беспокоиться — газ будет, если украинцы не своруют), засуетилась и призвала к трехсторонним переговорам  — чтобы не замерзнуть. Польша, несмотря на разные взгляды на совместную историю, поддержала «меньшее из зол» и продала Украине немного «голубого топлива», которое поможет ей продержаться до наступления тепла. СМИ с обеих сторон воспроизводят мнения экспертов и трубят о победе справедливости и наказании нечестного партнера. Как говорил в российском сериале опер-еврей из Одессы Давид Гоцман: «Картина маслом!»

«Картинок» в российских медиа касаться подробно не будем, жители РФ их и так видят каждый день, а украинцев российской пропагандой уже не удивишь. В Украине же, при кажущемся разнообразии вариантов, основных версий происходящего не много. Условно их можно разделить на две противоположные группы и одну «посредине».

Позиция первая — патриотическая. Сторонники украинской власти, а также не сторонники, но люди, мечтающие избавиться от российского влияния и зависимости (как энергетической, так и политической), склонны оценить ситуацию как маленькую в тактическом плане, но огромную стратегическую и принципиальную победу. Они считают, что после объявления вердикта в Стокгольме РФ оказалась в реальном проигрыше почти на всех фронтах: осталась должна деньги, обязана продать газ по цене сравнимой с польской (до этого цена была чрезвычайно завышенной), вынуждена качать 110 млрд кубов газа по украинскому маршруту (единственное в чем Россия выиграла на два последующих года — это цена прокачки).

Могли выиграть украинцы еще  больше? Нет. Потому что Стокгольмский арбитраж так устроен, что его решения почти всегда компромиссные. Можно ли было предсказать результат заранее? Да, обе стороны знали, что договоры были жутко невыгодными Украине: «бери или плати» этот же суд уже отменял, цены на газ выше европейских, стоимость транзита — ниже. «Газпром» ничего и не мог выиграть — то, что ему присудили по первому договору, это долг за газ, сформировавшийся еще при Януковиче. Именно поэтому Миллер накануне вынесения вердикта особо не светился, а руководитель «Нафтогаза» Кобелев пиарился и, предвкушая победу, прыгал с одного телеканала на другой.

«Смерть украинской трубы» в Европе также не считают возможной в принципе — ни сейчас, ни после 2019-го. У «Газпрома» контракты на поставки в ЕС, и если он их прекратит, его «не поймут» и выставят громадные штрафы. Украина тоже не может «не качать»: во-первых, для сохранения имиджа надежного транзитера, во-вторых, это громадные для нее деньги — 2 млрд долларов в год. А ЕС не может отказаться от закупок: ему не хватает газа, по крайней мере сейчас. Так что если тройка сядет за один стол, то придется что-то подписать. Класть все яйца сразу в корзину «северных потоков» европейцы боятся.

Тот момент, что «Нафтогаз» не оказался готов к сюрпризам со стороны «Газпрома» и не подстраховался поставками с Запада, объясняют просто — газа в подземных хранилищах достаточно, его там на еще одну зиму хватит.  Просто морозы «способствуют» максимальному потреблению, а «доставать» столько топливо из ПГХ быстро невозможно технически. Нехватку хотели компенсировать покупкой у РФ (Украину же обязали купить 4 млрд, а Россию обязали их продать). Москва «выпендрилась», нарушив договор и решение арбитража. На Украине об этом узнали в последний момент, когда возможностей для маневра оставалось немного. Подобные действия «Газпрома» называют истерикой в чистом виде — «Назло маме отморожу уши», и это говорит о том, что российский монополист не хочет выполнять решение Арбитражного суда в Стокгольме.

Однако специалисты напоминают, что юридически решение, принятое в шведской столице, является окончательным, не подлежащим обжалованию и имеющему для сторон обязательную силу. Процедура одностороннего разрыва контракта предполагает   уведомление (не менее, чем за 30 дней) контрагента о своих намерениях. Но оно может быть оспорено второй стороной в этом же суде, где разбирательство длится годами. Так что, вероятно, «Газпром», по указанию сверху, — блефует, что обнаружится вскоре после президентских выборов в РФ.

В Украине в связи с этим напоминают: разрыв контрактов нисколько не освобождает «Газпром» от выплаты по долгу. Средства могут быть взысканы со счетов фирм, принадлежащих российскому концерну в Европе, с учетом пени в 0,5 млн долларов в день. Добровольно или нет — но деньги будут, считают украинские эксперты. Естественно, в корне конфликта видят скорые президентские выборы в РФ. Объясняют просто: Путин не хочет признаваться, что «хохлам» придется платить. А после выборов наверняка будет так: газ — пожалуйста, компенсацию — пожалуйста, 2,5 миллиарда -пожалуйста.

Главное вывод, сделанный «украинской патриотической партией»: от поставок газа из РФ нужно отказываться.  Да, газ из РФ нужен, но если бы «Газпром» разорвал контракт, то ничего страшного бы не случилось. «После существенного снижения цены Стокгольмом цена все равно невыгодна, потому что, покупая русский газ на западной границе, мы заставляем „Газпром“ заплатить немалую сумму за его прокачку по территории Украины. Покупая на восточной, такого выигрыша нет, — комментирует „Росбалту“ ситуацию житель Днепра Тимофей Шинкаренко. — Но контракт есть. Есть решение арбитража. „Нафтогазу“ нужно купить газ. А когда ему выгоднее всего его купить? В холода — когда он идет прямиком к нам в Днепр и расходуется, а не закачивается в хранилища. Летом покупать бессмысленно. Вторую часть можно было бы купить в конце года».

После первых «пикировок» по газовому конфликту выводы у «патриотов» следующие: РФ попыталась «подставить» Украину в особо трудный момент (морозы, в том числе и в Европе) с целью сорвать транзит и доказать выгоды пуска «Северного потока-2». Но Киев, хоть и получив всплеск недовольства своих граждан, сумел разрулить ситуацию без особых потерь.  Украина — надежный транзитер, верный своему слову и интересам Европы, а Россия — беспредельщица, от которой можно ожидать чего угодно.

Нехватку газа на Украине восполнили уже 3 марта с помощью европейцев (финансовую разницу в стоимости закупок попытаются компенсировать за счет «Газпрома» в суде), на чем не преминул попиариться глава государства. Котельные работают, все довольны, кроме детей и России. Первым опять нужно идти в школу, вторым — оправдываться перед международным сообществом, либо продолжать «размахивать дубиной» до конца, демонстрируя миру нездоровые наклонности. Вице-президент еврокомиссии по энергосоюзу Марош Шефчович ждет участников конфликта у себя «на ковре».

Версия стройная и логичная, если бы не одно «но»: премьер Владимир Гройсман раскритиковал «Нафтогаз» за отсутствие «заначки». «Понимая, что Россия должна выполнять решение Стокгольмского арбитража, нужно было сделать „лаг“ дней 10-14 дней запаса. Работать с европейскими поставщиками, чтобы соответствующим образом обеспечить мягкий режим. Этого НАК не сделал, и в этом есть проблема», — сказал премьер-министр, выступая перед журналистами. То есть фактически сдал все «явки и пароли» — опроверг утверждения главы «Нафтогаза» Коболева о достаточных накоплениях голубого топлива. Значит, проблема есть, а европейцы стоят в очереди, чтобы подороже перепродать Украине газ, купленный, в том числе, в РФ, но бывают моменты, когда его не хватает и самим. Как раз такой случай пришлось наблюдать на днях. Возможно, если Киев озаботится долгосрочными контрактами, подобного удастся избежать, но не факт. Кто знает какие условия объявят европейские поставщики за «длинный» газ?

Версия вторая — «пророссийская». Тут все проще. Ее сторонники считают, что реальную работу по диверсификации поставок энергоносителей долгие годы подменяли «виртуальными реверсами» и помогали Порошенко зарабатывать политические дивиденды. Акцию-призыв «прикрути» восприняли в штыки: «Вот пусть теперь и прикрутят тем, кто в правительстве и „Нафтогазе“ отвечал за эти направления», — говорят они. Многие удивляются, куда девался в Украине газ собственной добычи и не считают потери от войны с РФ экономически оправданными. Эта часть населения ностальгирует по временам, когда отношения между двумя странами называли братскими и призывают откатить все назад, а не стремиться на Запад.

Третью группу можно назвать «неопределившимися». Они, пожалуй, наиболее многочисленные. Ситуацию в деталях понимают смутно, прогнозировать развитие событий не берутся. Однозначно могут сказать лишь, что это не война Украины с Россией, а битва США и РФ за рынок сбыта своей стратегической продукции. И имя ей — Европа. Повлиять на дальнейшую ситуацию лично не считают возможным, а посему, сделав запас теплых вещей на всякий случай, занимают места в «зрительном зале» для наблюдения за тем, что будет дальше.

Другие новости и советы по теме: