Эммануель Макрон жестко раскритиковал лидеров Евросоюза за невнятную политику по отношению к сирийскому режиму

Параллельно с ракетным обстрелом в Сирии французский президент начал и медийное наступление. Его сигнал понятен: Макрона является новым вожаком Европейского Союза, считает Макс Хофманн.

Именно он убедил президента США Дональда Трампа в необходимости нанесения ударов по объектам в Сирии в ответ на применение ядовитого газа в Думе, говорит Эммануэль Макрон. Это уже второе крупное интервью главы французского государства в течение одного памятного недели. Вероятно, Макрон не хотел выглядеть так, как его предшественник Франсуа Олланд, который в 2013-м подготовил все для того, чтобы вместе с американцами втянуться в войну. Ведь уже тогда сирийский режим под руководством Башара Асада свавильничав с применением химического оружия в Сирии. Однако предшественник Трампа — Барак Обама — последней минуты отказался от своих планов. Француз чувствовал себя преданными.

Макрон этого избежал. И не повторил ошибку Обамы: определив красную линию, ничего не поделать при ее пересечении. Правильный этот путь для улучшения ситуации в Сирии, остается под вопросом. Ясно одно, французский президент — действенный глава государства. Тот, у кого слова не расходятся с делом. Однако и он должен признать, что даже как вожак стаи в ЕС — и прежде всего, в вопросах войны и мира — ты можешь внезапно оказаться в одиночестве.

Тот, кто пытается что-то сделать

В заявлении министров иностранных дел стран-членов ЕС, обнародованном 16 апреля, по Сирии содержится много уже знакомых предложений: доступ гуманитарных организаций, перемирие, политическое решение. Не хватает только требования об установлении зоны запрета полетов. Тогда можно было говорить, что европейцы снова положили на стол все концепции решения сирийского конфликта, обсуждались ранее. Между тем мы знаем: все выглядит миролюбиво и конструктивно, однако для людей в Сирии не содержит ничего нового. Запад не оправдал ожиданий, и Макрон об этом знает. Поэтому не менее он хочет показать, что здесь, в Европе, есть один человек, который пытается сделать хоть что-то. И для этого он использует все возможные трибуны.

После двух больших интервью за последнее время, во вторник Макрон выступил перед Европейским парламентом, а в четверг встретится с канцлером Германии Ангелой Меркель (Angela Merkel). Он не хочет ее оставлять без внимания. Ведь все не так просто. Француз сейчас присутствует на всех каналах и порой он даже должен прилагать усилия, чтобы сохранить видимость тесных германо-французских отношений. Так уже в длительном формирования правительства в Берлине. Однако когда речь идет о военных вопрос, Германия почти автоматически оказывается вне игры.

Собственно, это касается большей части ЕС. Несмотря на все планы совместной европейской внешней политики и политики безопасности, в вопросах нападения и обороны каждая страна по-прежнему, должен полагаться на себя. И общая понедельника заявление министров иностранных дел ЕС это только подтверждает: поддержка авианалетов, очевидно, не общий вопрос. Как всегда, грязную военную работу выполняют Франция и Великобритания. Все остальные страны не имеют ни воли, ни технических возможностей для вылетов на такие авиаоперации, вроде минувшую субботу в Сирии. И многие с этим согласятся. Однако, чтобы на международной арене тебя серьезно воспринимали, это не годится.

Легкости больше нет

Наряду с энергией, харизмой и широкими полномочиями французский президент не единственный в Европе имеет еще и военную потенцию для того, чтобы его услышали глобально. То, к чему удается Германия, несомненно, важно в экономических вопросах. Что касается сирийского конфликта, то страна не играет никакой роли. Для ЕС в целом такое распределение ролей может функционировать, однако для внутренних структур власти между Парижем и Берлином это имеет последствия. Макрон показал, как серьезно он относится ко всему, что говорит. Стрелять ракетами — это не претензии министру финансов выдвигать. И такие вызовы лишают Макрона молодежной легкости, которая в прошлом году привела его к победе в президентских выборах.

Европейский Союз и мир видят теперь новый президент Франции: лишенного иллюзий, серьезного, решительного. Макрон, авторитет, военный главнокомандующий. Он вырастает до такого проводника, который задает тон коллегам в ЕС. Возможно, не во всех вопросах, но вероятно у многих и особенно во внешнеполитических. И это имеет для него не только преимущества: вожак это тот, по которому идут добровольно. Однако он еще и тот, за кем многие прячется

Другие новости и советы по теме: