Эмили Ратажковски написала эссе о феминизме: «Брить подмышки или нет — мое дело»

Эмили Ратажковски

28-летняя Эмили Ратажковски написала откровенное эссе для американского Harper’s Bazaar, в котором объяснила, почему к каждой женщине следует обращаться с достоинством и уважением. Модель рассказала, как на первом курсе колледжа в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе прослушала курс по гендерным исследованиям.

 

 

Этот урок был моим первым знакомством с кучей идей, с которыми я никогда не сталкивалась ранее. Именно тогда я узнала о важных различиях между полом и сексуальностью. В то время я считала себя убежденной феминисткой и записалась на лекции, предполагая, что я узнаю много нового о женской свободе, феминизме и так далее. Я была шокирована тем, как мало я понимала в гендерных различиях, и это заставило меня начать исследовать себя как женщину,

— рассказала знаменитость.

 

 

Эмили призналась, что два года назад во время отдыха со своей подругой та сделала ей неуместное замечание, назвав Ратажковски «суперженственной». Позже тем же вечером звезда начала рассуждать о том, почему этот комментарий так задел и оскорбил ее.

Правда в том, что я всегда любила быть женственной. Когда мне было 12 или 13 лет, я обожала примерять кружевные бюстгальтерыи краситься липким блеском для губ. Это было так весело! Конечно, я уверена, что большинство моих ранних «экспериментов», исследующих, что значит быть девушкой, были проведены под сильным влиянием женоненавистнической культуры. Черт, я также уверена, что то, как я сейчас проявляю свою сексуальность, тоже подвергается критике. Это же мой выбор, верно? Разве не в этом суть феминизма — в праве выбора?

— задалась вопросом звезда.

 

 

Она призналась, что многие мужчины и женщины говорили ей, что, если она оденется определенным образом, то ее не будут воспринимать всерьез.

Как сформированная личность, я по-прежнему шокирована тем, как в 2019 году мы смотрим сверху вниз на женщин, которые любят проявлять свою сексуальность. Когда меня арестовали в Вашингтоне во время акции протеста против выдвижения Бретта Кавано в Верховный суд, — человека, который не уважает женщин, пресса писала лишь о том, какой наряд я выбрала в тот день. Даже женщины, стоящие рядом, говорили о том, что на мне нет бюстгальтера. По их мнению, тот факт, что мое тело было вообще видно, каким-то образом дискредитировал меня и мою гражданскую позицию. Но почему?

— удивилась Эмили.

 

 

 

 

По словам звезды, женщины исторически всегда считались ненадежными и даже опасными. Ева была искусительницей, горгона Медуза могла превратить людей в камень одним взглядом. Камилла Палья пишет в своей книге «Личины сексуальности: искусство и декаданс от Нефертити до Эмили Дикинсон», что тайна окутывает женскую сексуальность.

Ратажковски уверена, что мы боимся как женщин, так и, в частности, врожденной силы, которой обладает женская сексуальность.

Женщина становится слишком могущественной. Поэтому мы стыдим ее, мы настаиваем на том, что женщина теряет что-то, когда она демонстрирует свою сексуальность,

— считает Эмили.

 

 

Иногда я чувствую себя сильной в мини-юбке, а иногда — в мешковатой толстовке. Иногда я чувствую себя свободной, когда я не ношу бюстгальтер под майкой. Если я решу побрить подмышки или перестать бриться вовсе — это мое дело. Для меня волосы на теле — это еще одна возможность для женщин проявить свою способность выбирать: выбор, основанный на том, как они хотят себя чувствовать, и их ассоциации с наличием или отсутствием волос на теле. Я считаю, что женщины могут и должны выглядеть так, как им хочется, выходя на пляж хоть в буркини, хоть в бикини,

— подытожила она.

 

 

 

Другие новости и советы по теме: