2017 будет в России “годом голода”

2017 будет в России “годом голода”, поскольку власти РФ продолжат урезать пенсии и зарплаты.

Опубликован доработанный проект макроэкономического прогноза Минэкономики на 2016-2019 годы. В нем ведомство Алексея Улюкаева впервые объявило, как предполагается реализовать целевой сценарий прогноза — с выходом на рост ВВП  к 2019 году. Рецепт выхода из рецессии от Минэкономики — ограничение  зарплат в экономике в 2016-2017 годах с последующей возможной компенсацией в 2018-2019 годах,  рост корпоративных прибылей в 2018-2019 годах, инвестиции из ФНБ и бюджета в “системообразующие и эффективные инвестпроекты” и сокращение потребления энергии.

Целевой вариант прогноза составлен исходя из постоянной среднегодовой цены нефти в $40 за баррель, пишет «Коммерсант». И власти полагают, что ощутимый экономический рост может начаться только после президентских выборов 2018 года.

Рекомендованная командой министерства сверхжесткость денежно-кредитной политики ЦБ (снижение инфляции монетарными мерами до 6,5% к концу 2016 года и до 4% к концу 2017 года) в прогнозе нужна, по сути, только чтобы смягчить населению продолжение сокращения реальных располагаемых доходов (на 2,8% в 2016 году и на 0,3% в 2017-м). Сокращение реальных пенсий должно быть даже более жестким: 4,8% в 2016 году и 2% в 2017 с дальнейшей индексацией только по уровню инфляции до 2019 года. Это, по расчетам Минэкономики, увеличит число бедных с 13,1% в 2015 году до 13,7% в конце 2017 года, с пиком в 2018 году на уровне 13,9% — и возвращением реальных доходов и числа бедных к показателям 2015 года в 2019 году.

Цель довольно демонстративного затягивания поясов населению — ускоряющийся рост инвестиций с 3,8% в 2017 году до 7,1% в 2019 году, когда они должны достичь уровня 24,1% ВВП. Их источниками в этой схеме будут не столько сбережения населения, сколько корпоративные прибыли.

Сам по себе описанный целевой сценарий — не альтернатива структурным реформам. Так, увеличение пенсионного возраста, изменение структуры расходов федерального бюджета, реформа трудового рынка им не противоречат. Но главный парадокс целевого сценария ведомства Алексея Улюкаева — в том, что переход к экономическому росту, оплаченный “голодным” для населения 2017 годом, в расчетах Минэкономики сопровождается довольно быстрым сокращением занятости (с 72,7 млн экономически активного населения в 2015 году до 71,5 млн в 2019-м) при падающей до докризисных 5,6% общей безработице.

Сокращение экономической активности населения при промышленном росте и росте производительности труда выглядит чудесным явлением — оно представимо только в случае технологической революцией, уточняет “Ъ”.

Другие новости и советы по теме: